В процессе декарбонизации, курс на которую взят сейчас в Сахалинской области, заметную роль могут сыграть компании, объединенные Национальной технологической инициативой.

Во-первых, в России уже выросло несколько тысяч современных стартапов, у которых есть значимые технологии повышения эффективности, в том числе для обычных добывающих предприятий. Это в первую очередь, технологии в области искусственного интеллекта. Практически любой производственный процесс сегодня можно существенно оптимизировать, если правильно пересчитать его с помощью машинного обучения. И это работает в любой сфере — от металлургии до проектирования, например, новых месторождений — с примерно одинаковой эффективностью. Причем эффективность можно повысить дополнительно на пять-десять процентов. С учетом масштаба реализуемых на Сахалине проектов это очень значимый вклад.

Во-вторых, открываются широкие перспективы применения новых технологий в текущих процессах — в обслуживании и ремонте технологического оборудования. К примеру, уже появилось много решений, связанных с использованием дополненной реальности. Сахалинские компании применяют около десяти процентов уже существующих возможностей. И это при том, что решения, которые используют, например, «Росатом» на своих зарубежных стройках или «Газпромнефть» в России, входят в топ-3 мировых достижений.

РФ не только не отстает, а напротив находится далеко впереди по целому ряду направлений. К примеру, расширяются возможности дронов: с помощью беспилотников ведется мониторинг линий электропередачи, повышается транспортная доступность российских регионов. Так, Платформа НТИ участвует в большом эксперименте с «Почтой России» по доставке корреспонденции дронами. Разработано 48 маршрутов, в том числе в Сахалинской области, Камчатском крае, Чукотском автономном округе. И экономика этого проекта уже видна: час эксплуатации дрона в 10-50 раз дешевле, чем вертолета. К тому же, в отличие от тех же вертолетов, беспилотные технологии сводят к нулю риск гибели людей в случае крушения летательного аппарата.

В-третьих, Сахалин становится пилотным регионом, где будет сформирован водородный кластер как один из элементов решения задач климатической повестки. На острове уже начинается эксперимент РЖД и «Росатома» по созданию водородного поезда. А у нас действует несколько очень сильных Центров компетенций Национальной технологической инициативы по водородно-топливным элементам.

Но потенциал водородных технологий значительно шире. Причем уникальность Сахалина в том, что их использование будет экономически оправданно, например, в жилищно-коммунальном хозяйстве области. Если регионам с развитой энергетической инфраструктурой пока нет необходимости в срочном порядке переходить на безуглеродное топливо, то для Сахалина и Курил с их изолированными энергосистемами в этом есть понятный, значимый экономический смысл.

Конечно, очень правильно такой сахалинский проект, как Экополис, сразу проектировать с использованием водородных накопителей. Компании НТИ активно в этом участвуют. Островная область как полигон новейших технологий является, на мой взгляд, очень хорошим примером сотрудничества территории и стартапов с точки зрения технологического развития.

Для экспорта — а в этом одна из целей создания водородного кластера на Дальнем Востоке — выгоднее всего так называемый «зеленый» водород. То есть тот, который производится благодаря возобновляемым источникам энергии. В Сахалинской области это в первую очередь ветер и, в меньшей степени, солнце. Небольшие энергополя ветряных, солнечных и приливных источников — это самый дешевый способ получения «зеленого» водорода в достаточно долгой перспективе.

Кстати, стоит расширить рамки и учитывать энергетический потенциал не только Сахалинской области, но и соседних регионов: скажем, многообещающий проект приливной электростанции в Пенжинской губе на Камчатке.

Конечно, использование 100 гигаватт электрической мощности для производства «зеленого» водорода, «зеленого» аммиака — это был бы настоящий технологический прорыв. И в данном смысле энергосистемы Сахалина и Камчатки очень хорошо дополняют друг друга.

(По материалам «Российской газеты»)