Интервью с главным исполнительным директором АО «ГК «Петропавловск» Павлом Масловским о ситуации в золотодобывающей промышленности России, эффективности нормативно-правовой базы, регулирующей деятельность золотодобывающих компаний, и необходимости господдержки недропользователей.

— Павел Алексеевич, как бы вы охарактеризовали положение в золотодобывающей отрасли в настоящий момент? Цена на золото поднялась после падения, но на вершину не вернулась. Как себя чувствуют золотодобывающие предприятия в этих условиях?

— Действительно, цена поднялась, но поднялась от минимума, который был пугающим для всех золотодобытчиков. Ситуация улучшилась, но отрасль по-прежнему в непростом положении. И основная опасность не в том, что какая-то часть предприятий может обанкротиться, а в том, что они перестанут делать задел на будущее: как правило, в финансово сложной ситуации предприятия в первую очередь начинают сокращать капитальные вложения в поиск и разведку полезных ископаемых. А отрасль, связанная с недропользованием, не может существовать без запасов.

Даже в тяжелый период развала Советского Союза и после, когда золотодобывающая отрасль восстанавливалась, пытаясь достичь показателей предыдущих лет, сохранялся положительный фактор: оставались советские запасы. То же Покровское месторождение, с которого началась история «Петропавловска», было разведано в советское время.

Сейчас этих ресурсов и запасов совершенно недостаточно, поэтому разведку нужно вести постоянно. Положительный момент последнего десятилетия в отрасли – предприятия, вставшие на ноги, особенно те, которые добывали рудное золото – начали нести большие затраты на пополнение своих запасов и ресурсов. Например, все следующие за Покровкой предприятия «Петропавловска»: Пионер, Маломыр, Албын – компания построила уже на месторождениях, открытых нашими геологами. Это не было вопросом капитализации, необходимости объявить рынку о наличии запасов, а вопросом жизни компании. Кто из высококвалифицированных специалистов будет связывать жизнь с предприятием, у которого запасов на три года? Кризис цены приводит к тому, что сокращаются затраты на разведку – и именно это создает серьезнейшие риски для отрасли.

— Есть мнение, что золотодобывающая отрасль не нуждается в поддержке, и она способна поступательно развиваться самостоятельно.

— Когда говорили или говорят, что золотая отрасль сверхрентабельна, это глубокое заблуждение. Вместе с ростом цены на золото, который наблюдался в последние почти 15 лет, одновременно очень сильно росли издержки. Горные проекты – это миллиардные затраты. Представление, что работа золотодобывающих предприятий следует примерно такому алгоритму: купил участок – выкопал золото – продал — в корне неверно. Выкопанное из земли нужно сначала обогатить, а это не так просто.

Преимущество золотодобывающей отрасли, причины ее конкурентности и активного развития были связаны с низкой долей транспортной составляющей в себестоимости: конечный продукт измеряется килограммами, максимум тоннами. Дальний Восток – это кладовая природных ресурсов, в недрах которого много полезных ископаемых. Но в отличие от золота, у железной руды или угля объем продукции намного выше, а значит, требуются перевозки и появляется огромная тарифная составляющая в себестоимости. Именно поэтому в Амурской области и других дальневосточных регионах процветала, а сейчас – просто сохраняется – именно золотодобыча.

— Какая помощь нужна золотодобывающей отрасли, чтобы предприятия не просто вели производство, но и могли инвестировать в будущее?

— К сожалению, золотодобывающая отрасль не настолько велика, как скажем, нефтегазодобыча, когда все от рядового жителя до президента и правительства следят за ценой на нефть и на газ, и, исходя из этого, первые – строят свои жизненные планы, вторые – закладывают эту цену в бюджет.

Но не надо забывать, что есть ряд субъектов, где золотодобыча и результаты ее деятельности – это огромная, важнейшая составляющая региональной экономики. Где она обеспечивает значительную часть бюджетных поступлений и занятость, как в самой отрасли, так в связанных с ней сервисах. И Амурская область входит в число этих субъектов.

Для таких регионов меры поддержки золотодобывающей отрасли очень важны. Речь идет не о том, чтобы выделить из бюджета средства и перечислить недропользователям. Чтобы предприятия, особенно работающие в сложных с точки зрения климата и инфраструктуры условиях Дальнего Востока, могли внедрять новые технологии, инвестировать в разведку, нужны, в первую очередь, институциональные и другие меры поддержки, создающие условия для деятельности, поощряющие инвестиции.

— Вы представляли Амурскую область в Совете Федерации ФС РФ с 2011 по 2014 годы, поэтому можете говорить об институциональных мерах поддержки не только как недропользователь, но и как законодатель.

— Если бы мне задали вопрос о мерах поддержки золотодобывающей отрасли в момент начала работы в Совете Федерации, я бы, наверное, сказал бы, что нет необходимости вести об этом разговор. Я бы ответил, что, наверное, нужно точечное совершенствование закона «О недрах», а также законов и подзаконных актов, которые регулируют деятельность отрасли. Но в нынешних условиях поддержка нужна, и она должна быть системной. Я вижу два основных направления, которые, с одной стороны, стали бы хорошим подспорьем для отрасли, а с другой стороны, не нарушили бы доходную часть бюджета. Одно из них – это налоговые льготы, предоставляемые для поддержки и поощрения предприятий, позволяющие им инвестировать в создание новых производств или поиск и разведку месторождений. Второе направление – государственное субсидирование создания инфраструктуры. В условиях огромных дальневосточных расстояний помощь в прокладке дорог или протягиванию высоковольтной линии передач – это существенная поддержка.
Законодатели и правительство уже идут этими путями. И здесь очень своевременны заявления государства о необходимости поддержки Дальнего Востока, и его усилия по изменению законодательства, созданию особых налоговых режимов, содействию созданию объектов инфраструктуры. Создаются территории опережающего развития с особыми правовыми режимами – в Амурской области ими уже пользуются предприятия пищевой и перерабатывающей промышленности.

Законодательно предложены механизмы предоставления льгот по налогу на прибыль и НДПИ в случае прохождения определенного порога инвестиций в создание новых производств. Правда, правоприменительная практика выявила расхождение их понимания недропользователями и налоговыми органами. И выработки единого понимания по этому вопросу ждут многие представители отрасли.

Что касается государственного субсидирования строительства инфраструктуры — этот принцип воплощается более активно. Так, Фонд развития Дальнего Востока инвестирует в строительство транспортной инфраструктуры для ГОКа на базе цинкового месторождения в Бурятии и золотодобывающего предприятия на Камчатке. В Амурской области проект «Петропавловска» по созданию золотодобывающих предприятий в Селемджинском районе получил государственную поддержку в форме софинансирования создания энергетической инфраструктуры: ВЛ «Февральск – Рудная». Это важно не только с точки зрения сокращения затрат на электроэнергию для уже построенных нами на северо-востоке Приамурья предприятий. Это одновременно стимул к дальнейшей геологоразведке, поиску новых месторождений, созданию новых производств, и, в конечном счете, развитию региона.

Ольга Подыганова

Журнал «Развитие региона» №3/2017