Золотодобывающее предприятие «Зимовичи» ведет свою историю с 2001 года, когда Петр Устиловский арендовал у артели «Тукурингра» один из объектов, где сам раньше работал начальником участка. Тогда коллектив «Зимовичей» насчитывал всего 26 человек, включая директора. За 18 лет работы численность сотрудников увеличилась в десять раз, а объемы добываемого золота в двенадцать: с 30 килограммов в год до 360.

Как развивается предприятие на современном этапе и есть ли для этого условия на территории нашего региона – своей точкой зрения на эти вопросы с журналом «Развитие региона» делится сегодняшний директор ООО ЗДП «Зимовичи» Роман Устиловский.

— Скажите, Роман Петрович, какова динамика развития вашего предприятия?

— С самого основания предприятия динамика добычи золота шла в рост. Сейчас, по нашим подсчетам и проектной документации, наступил пик, после которого пойдет, хоть и незначительное, но снижение объемов добываемого золота.

— И с чем это связано?

— Во-первых, раньше было проще развиваться, наращивать объемы золотодобычи. Во-вторых, сейчас производят более современные приборы для промывки песков – дерокеры. Они не только более производительные (в два-три раза), но и позволяют извлекать больший процент металла. Кстати, раньше мы приобретали такое оборудование на «Амурском металлисте» в Благовещенске, а также у изготовителей из Магадана, сейчас везем его из Чебоксар.

В настоящее время значительная часть золотоносных месторождений отработана, а значит, запасов россыпного золота, которым мы занимаемся, становится все меньше. И добывать его все сложнее…

— В таком случае, может, стоит задуматься о внедрении новых технологий?

— Все наши объекты расположены в зоне вечной мерзлоты. Для таких климатических условий новых технологий пока не изобретено. По этой же причине мы стараемся использовать простую технику, взаимозаменяемую. Современные машины, напичканные компьютерами, сложны в обслуживании. Пока к нам в Тындинский район привезешь специалиста по ремонту из Хабаровска, пройдет неделя. А это неделя простоя в промывочный сезон, когда не то что день, каждый час важен. При этом цены на запчасти для высокотехнологичной техники заоблачные.

— Тогда за счет чего на этом этапе происходит развитие предприятия?

— Мы закупаем больше техники. Если 12-15 лет назад на участках использовали только бульдозеры, то сейчас применяем экскаваторы – у них выше производительность. Кроме того, бульдозером не произведешь погрузочных работ. А ведь полигоны все разные. Отличаются объемы производимых работ, площади полигонов, грунты, глубина вскрыши. Например, при глубине вскрыши в 3-4 метра можно ограничиться только бульдозером, а если глубина значительная, то без вывозки грунта не обойдешься. Допускаю, что для кого-то это может показаться даже вчерашним днем, но поверьте: для небольших золотодобывающих предприятий, на протяжении многих лет работающих традиционными методами, любое усовершенствование ценно.

Раньше мы приобретали гусеничную технику — ввиду хорошей проходимости. Сейчас переходим на современную колесную – проходимость та же, скорость выше. Более современные приборы для промывки песков работают в два-три раза мощнее и, что немаловажно, без участия человека. Все эти мероприятия облегчают и ускоряют процесс добычи.

— А если говорить о перспективах? Они все же есть? Какие?

— Сейчас многие золотодобывающие компании берутся за повторную переработку участков. Высокая цена на золото и очень малое количество новых месторождений заставляют возвращаться на уже отработанные месторождения. В советское время там было очень хорошее золото. Тогда брали самую «жирную» породу, с высоким содержанием драгметалла, а что по краям – оставляли. Сейчас с нашей техникой можно отрабатывать так называемые борта. В них, конечно, меньше содержание золота, но за счет роста цен на металл повторная промывка песков, хоть и затратное мероприятие, но все равно выгодное. И у нас тоже есть такие участки, где можно почистить борта. Думаю, скоро мы этим займемся. Тем более что ни одно из своих старых месторождений мы не бросили, лицензии еще действуют.

Правда, там снова нужно будет проводить разведку, собирать документацию — по той же схеме, что и для нового месторождения. Требуется новое оборудование.

— Но это все же определенный ресурс…

— … и двойные затраты. Выгода минимальна, образно говоря, это практически то же самое, что носить вместо новой обуви «бэушную».

— А как вы относитесь к тенденции объединения мелких предприятий в большие холдинги? Сегодня это происходит повсеместно. Не боитесь остаться без работы, не думаете, что когда-нибудь и вас поглотят крупные золотодобытчики?

— Скажу так: мы обособленные аборигены. В нашем регионе крупные компании занимаются рудным золотом. Мы добываем россыпное золото, в небольших объемах, а потому им не интересны.

— То есть будущее отрасли – это…

— … золото рудное. Золотопромышленность будет развиваться, но только за счет его добычи. В Амурской области, однозначно, на него делается ставка. А россыпное золото, повторюсь, идет на убыль, снижаются объемы. Чему удивляться: его столько в Приамурье намыли за 150 лет! Новые россыпные месторождения почти не разведывают. Те, что есть, истощены и годны лишь к вторичному использованию. К слову, в Иркутской области очень активно идет повторная промывка. Думаю, пора и амурчанам последовать их примеру.

Главный геолог Василий Машкин и главный маркшейдер Григорий Пличко

— Сейчас много говорят о развитии Дальнего Востока в целом и Амурской области в частности. А на вашей территории есть условия для развития таких компаний, как ваша? Или есть сложности?

— Трудности всегда были, есть и будут. Например, очень много проверок разного уровня – и региональных, и федеральных. На самом деле, мы не боимся проверяющих, у нас все в порядке. Но каждая такая комиссия отнимает массу времени. На встрече с губернатором эта проблема была озвучена. Она действительно, есть на всех территориях.

Еще одной острой проблемой в отрасли называют участие китайских граждан в аукционах на приобретение золотоносных участков. По закону иностранные граждане не имеют права участвовать в аукционах, поэтому они действуют от имени российских предприятий. Знаете, за последние три года не было ни одного аукциона, в котором бы не участвовали китайские предприниматели. Причем они готовы платить баснословные деньги, лишь бы получить доступ к золотоносным пескам. Например, срываются аукционы на отработанные месторождения, когда китайские инвесторы сначала поднимают цену лота, а затем от покупки отказываются. Соответственно, у малых золотодобывающих предприятий в подобных ситуациях исключается возможность приобрести право на разработку участков.

Эту проблему мы также озвучили на встрече с губернатором и министром природных ресурсов. В правительстве во главе с губернатором Василием Орловым нас услышали и пообещали навести порядок в этом вопросе уже в следующем году.

Журнал «Развитие региона» №83/2018