экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

2022 год выдался непростым для многих отраслей, формирующих экономику нашей страны. К таковым, безусловно, относится золотодобыча. Тем более если речь идёт о добыче драгметалла в удалённых от Центральной России регионах. О настрое старателей в этом году и встречающихся трудностях рассказал генеральный директор одного из самых успешных предприятий по добыче россыпного золота на Чукотке, АС «Сияние», Шамиль Гаджиев.

Почему сдают лицензии?

— Шамиль Патхутдинович, в прошлом году ваша компания занималась добычей драгоценного металла и общераспространённых полезных ископаемых. Изменилось ли что-то за год?

— Разумеется, нет. Мы успешно осваиваем недра нашего округа по двум названным направлениям. По-прежнему занимаемся добычей россыпного золота в пределах трёх золотоносных узлов в Билибинском районе — Стадухинском, Алискеровском и Черынейвеемском. Ещё по нескольким лицензиям работаем на реке Майнгы-Пауктуваам, ручье Рыбный, реке Эгилькнывеем и на участках Ручей Левый Коральвеем и Ручей Вилка. Общераспространённые полезные ископаемые продолжаем добывать на участках № 1 и № 2 Большекепервеемского месторождения.

— В 2016 году вы взяли лицензию на добычу общераспространённых ископаемых, но к 2021 году компания так и не приступила к работам. Правда, не по своей вине. Могли бы вы коротко рассказать суть проблемы?

— Проблема заключалась в том, что мы на совершенно законных основаниях оформили документы по лицензии на участок Заячий. И уже после того, как всё было готово к началу работ, оказалось, что объект находится в «зелёной зоне». Соответственно, там нельзя осуществлять ГРР и вести добычу. То есть лицензия есть, но её как бы и нет.

— Продвинулись ли вы в решении этого вопроса?

— Нет. В прошлом году у лицензии на данный объект завершился срок действия. Продлевать мы её не стали, поскольку посчитали это бессмысленным, и сдали обратно. Запустить в эксплуатацию участок так и не смогли, да и, пожалуй, никто не сможет. Но обсуждать этот вопрос, я считаю, нет смысла. Да, сложилась такая ситуация, но в нашем деле невозможно без сложностей, в том числе и законодательных, бюрократических. Но какими бы ни были трудности, мы продолжаем выполнять свою работу, и выполнять достойно.

Главное — стабильность

— Иногда предприятия участвуют в аукционах с целью нарастить добычу в перспективе, а иногда — чтобы возместить потери от истощения запасов на имеющихся месторождениях. Какого из этих вариантов придерживается ваша компания?

— Судите сами. Мы ежегодно добываем на россыпях примерно одинаковый объём драгоценного металла, и если его придерживаться, имеющихся запасов золота нам хватит на 10 лет. Но, конечно же, мы смотрим на перспективу и делаем всё для того, чтобы сохранять стабильность как можно дольше.

— Объекты, лицензии на которые вы планируете выиграть в ходе аукциона, расположены недалеко от ваших действующих месторождений?

— Да, они находятся неподалёку от производственной базы артели. Создавать инфраструктуру с нуля на территории тундры очень и очень проблематично — мы ведь работаем в условиях Крайнего Севера, а здесь своя специфика. Так что, если мы и планируем расширять производство, то всегда рассматриваем варианты работы на базе собственной инфраструктуры.

— А топливо и остальной необходимый для работы груз сложно доставлять на месторождения?

— С топливом проблем никаких нет, да и быть не может. Сложность лишь в доставке. На один участок топливо завозим сразу на весь сезон по зимнику, поскольку в другое время это сделать невозможно из-за отсутствия нормального сухопутного сообщения. На остальных участках тоже формируется запас топлива (но не на весь сезон), так как всегда есть возможность его подвезти. Логистические схемы у нас уже давно отработаны. Да и как иначе? Повторюсь ещё раз: мы работаем в условиях Крайнего Севера. Так что региональная специфика — это в прямом смысле слова наша история.

О технике и людях

— Из-за последних событий в стране значительно подорожали строительные материалы, оборудование, техника. Испытываете ли вы связанные с этим сложности?

— Скажу прямо: пока мы не столкнулись с такими трудностями, которые не смогли бы решить. Если говорить о строительных материалах, то масштабных строек у нас сейчас нет, а возникающие потребности в материалах закрываем безболезненно. Оборудованием мы также укомплектованы, и в этом году ничего нового не приобретали. Что касается техники, то и с ней у нас пока всё в порядке. Мы приобретаем технику у официального дилера Caterpillar — ООО «Восточная Техника». На Чукотке есть представитель этой компании. Кроме того, её специалисты помогают нам решить любую проблему — приезжают на участки, проводят диагностику, дают рекомендации по ремонту.

— Получается, претензий к сервису у вас нет?

— Сервис, как и поставки техники, а также комплектующих у нас поставлен на достаточно высокий уровень.

— А кто непосредственно осуществляет ремонт?

— Те же люди, кто и работают на ней, — машинисты тяжёлой техники. И справляются с этим успешно, ведь у нас работают квалифицированные специалисты. Отмечу, что для работников в артели «Сияние» создано всё необходимое: и достойные зарплаты, и хорошее питание, и, что очень важно, комфортные условия для проживания и отдыха на участках. У нас ведь действует настоящий артельный принцип: каждый специалист должен чувствовать себя комфортно. Да и как иначе? Старательский труд очень тяжёлый, поэтому люди должны нормально отдыхать, тогда и работать будут с полной отдачей.

— В прошлые годы у вас было много работников из Белоруссии и с Украины. Как в этом году решали кадровый вопрос?

— Квалифицированный персонал — водителей автосамосвалов, бульдозеристов с Украины и из Белоруссии — заменили в основном специалисты из Киргизии. Но проблема кадров всё же существует, и она, как известно, актуальна в сфере недропользования уже не первый год. В целом же ежегодная численность персонала нашей артели около 120 человек.

— В каких специалистах нуждается ваша компания?

— Если говорить о дефицитных кадрах, то это в первую очередь квалифицированные бульдозеристы. У нас бульдозер — ключевое звено в производстве. Мы можем обойтись без погрузчиков, без экскаваторов, без самосвалов, а вот без бульдозеров ничего сделать не сможем.

— Как, по-вашему, почему молодёжь неохотно идёт работать на золотодобывающие предприятия?

— Скорее всего, это от человека зависит. Далеко не каждый способен на столь тяжёлый труд, да и не всем хочется ехать на восемь месяцев комаров кормить… Здесь даже достойная заработная плата не является аргументом. К счастью, не всё так безнадёжно — пусть редко, но попадаются очень хорошие молодые кадры. Я сам стараюсь находить ценных специалистов — можно сказать, собираю буквально по крупицам по всей стране, причём география проживания не важна — важны лишь квалификация и опыт. Предприятие оплачивает им дорогу, спецодежду, предоставляет бесплатное питание. Кроме того, приглашённые кадры проживают у нас отдельно — им артель арендует жильё. В этом году пригласили к нам на работу парня — специалиста по ПТО (ранее он трудился на предприятии в Магадане) и двух маркшейдеров — из Волгограда и Уфы. А если в целом говорить о кадрах, то считаю, что самое главное для золотодобытчиков — самоотдача, большое желание работать и достигать необходимого результата.

(По материалам Бизнес-газеты «Наш регион Дальний Восток»)