Это позволит с меньшего объёма заработать больше денег.

Пока одни рыбопромышленники нижнего Амура борются с представителями КМНС из-за крайне низких объемов вылова осенней кеты, другие предлагают подойти к использованию ресурса с учетом реальных уловов, а значит — более рационально.

«Необходимо понимать, что на следующий год „вдруг“ рыбы в Амуре больше не станет. И через год тоже. И в 2024 году не будет больше кеты в Амуре. Мы сейчас с вами пожинаем плоды варварской добычи с 2017 по 2020 годы», – рассказал председатель Ассоциации рыбодобывающих предприятий Ульчского и Комсомольского районов Хабаровского края Максим Бергеля.

Сокращение ресурса требует глубокой переработки. Однако до сих пор фактически ни одно рыбодобывающее предприятие, работающее на Амуре, не продвинулось в этом вопросе. Потрошение, обезглавливание, заморозка рыбы, по мнению специалистов, не являются глубокой переработкой, это лишь способ сохранить сырец. Глубокая переработка — это штучная упаковка, разделка, приготовление филе, фарша, соление, копчение и тому подобное.

«Малые объёмы начнут стимулировать — буквально заставят — развитие глубокой переработки, потому что это позволит с меньшего объёма заработать больше денег», — отметил Максим Бергеля.

Пока же глубокой переработкой на берегу могут похвастаться лишь единицы. Например, рыболовецкий колхоз «им. Куйбышева-2» в селе Сусанино (Ульчский район), где запустили производственную линию по выпуску рыбных пельменей из пяти наименований, в том числе пельмени из кеты, горбушы, белорыбицы, а также рыбные пельмени с добавлением имбиря, морской капусты и черемши весом 400 и 900 граммов.

Ранее выпуск подобной продукции под торговой маркой «Дикий улов» был налажен в Амурске. В качестве сырья используется рыба, выловленная силами колхоза на рыболовных участках на Амуре и в морской акватории. Рыбаки готовы также наладить консервное производство, но для этого уже не хватает сырья.

«Хотим и консервный завод, но, чтобы его запустить, необходимо большое количество сырья, но его сейчас столько нет. Получается, мы поставим сейчас завод, а завозить сырье со стороны что ли? Мы не можем ловить нужный объем: проходные дни, позднее начало рыбалки, раннее окончание», — рассказал технический директор СПП ССК «Тахта» Валерий Мокринский.

Предприятия, которые готовы вкладывать в развитие береговой переработки средства, должны получать преференции. Равно, как и те предприятия, которые устраивают жителей Хабаровского края, платят налоги, участвуют в рыбоохранных мероприятиях и помогают муниципальным образованиям.

Авторы социально-экономической модели промышленного рыболовства также выступают за принудительное сокращение сосредоточения водно-биологических ресурсов (то есть рыбы) в одних руках.

«Когда у рыбопромышленников в холодильнике 1000 тонн, то он начинает искать оптового покупателя — либо за рубежом, либо в западных регионах страны. Когда у рыбопромышленника 50 тонн в холодильнике, ему нет смысла продавать её где-то далеко, он будет реализовывать гораздо ближе к месту вылова, чтобы избежать транспортных расходов и других расходов на логистику», — подчеркнул Максим Бергеля.

Нынешняя путина на Амуре оказалась самой провальной за всю постсоветскую историю.

(По материалам ИА «Алло, район!»)