Маркировка «Честный знак», распространённая с 1 декабря 2021 года на всю молочную продукцию, дорого обошлась приморским производителям. Молокозаводы говорят, что потратили на допоборудование миллионы, иногда и десятки миллионов рублей. А скоро раскошелиться придётся и всем фермерским хозяйствам. Сами производители сомневаются, что эта система хоть как-то повысит качество товара. Зато часть вполне качественной продукции приходится отбраковывать из-за плохо пропечатанных кодов, а в итоге себестоимость каждой бутылки местного молока увеличится на 2-4 рубля.

Добрались до молока

С единой национальной системой цифровой маркировки и прослеживания товаров «Честный знак» приморский бизнес столкнулся два года назад. Первыми на себе его опробовали продавцы обуви, табака и медикаментов. К 2024 году правительство планирует охватить маркировкой все товары в России, импортные в том числе.

Оператором системы стал созданный в декабре 2017 года Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ). По задумке, любой покупатель сможет навести камеру смартфона на штрихкод и убедиться в качестве товара. Предполагается, что с помощью маркировки будут бороться с контрабандой товаров и защищать бренды добросовестных производителей. Сегодня в России каждая четвёртая бутылка молока является контрафактной или фальсифицированной и находится в незаконном обороте. А от недобросовестной конкуренции страдают и приморские производители. На деле же оказалось, что всем – дистрибьюторам, перевозчикам, продавцам – нужно регистрироваться в системе, покупать 2D-сканеры, устанавливать специальное программное обеспечение, а производителям ещё и закупать комплексы, печатающие маркировку, нанимать дополнительных сотрудников. И если для малых предприятий цена «входа», как уверяют в ЦРПТ, начинается от 10-15 тысяч, то расходы у больших производителей в разы больше.

Молочную продукцию в пилотном режиме стали маркировать ещё в 2019 году. С 1 июня 2021 года маркировка стала обязательной для категорий «мороженое» и «сыры», а с 1 сентября – для молочных изделий сроком годности более 40 дней. С 1 декабря 2021 года маркировку ввели повсеместно, исключение сделали только для крестьянско-фермерских хозяйств (КФХ), которые настойчиво просили повременить, в итоге им удалось отложить запуск, но лишь до 1 декабря 2022 года.

В Приморье такую отсрочку получили 14 фермерских хозяйств. 20 крупных производителей молочной продукции к маркировке уже подключились. Среди них Владивостокская фабрика мороженого, Хорольский, Арсеньевский, Чугуевский, Артёмовский молокозаводы, компании «Провиант», «Сельское» и другие. Но сказать, что у них всё гладко, нельзя. На некоторых заводах до сих пор работают приехавшие издалека настройщики оборудования, а сотрудники, включая руководителей, вынуждены выходить на производственную линию вручную клеить коды.

Маркировка с отбраковкой

С точки зрения директора Арсеньевского молочного комбината Юрия Минкина, маркировка предназначена для осуществления полного контроля со стороны налоговой службы и других органов за количеством выпускаемой продукции, но не ставит заслон молочному суррогату.

«Эта система в первую очередь служит защите авторских прав производителей. Всё остальное, что содержится в DataMatrix-коде, – номинальная, декларативная информация, которую и так на этикетке указывает производитель, теперь он её дублирует в «Честном знаке». Поэтому при маркировке особой разницы обыватель не почувствует. Это все равно, что вы возьмете лист стали и будете рассматривать электронный документ о составе сплава. Вам всё равно будет необходимо открыть справочник, а также сделать спектральный анализ. Так же вы не поймёте, насколько качественно предлагаемое вам молоко», – считает Юрий Минкин.

Как оказалось, купить оборудование для нанесения маркировки – это и дорого, и долго. Арсеньевский завод заказал весь комплекс для маркировки и программное обеспечение в конце апреля этого года, а получил лишь в конце ноября.

«Конечно, можно приобрести оборудование маркировки и за 200 тысяч рублей. Но хороший зарубежный лазерный принтер может стоить 3 млн рублей, и без управляющей станции стоимостью 2,5 млн рублей он работать не будет. Должна быть ещё камера, которая считывает цифровые марки с продукции и отправляет информацию в «Честный знак», запуская товар в реализацию. Если даже на качественном продукте будет код, на котором смазана краска, он не будет считан, и товар не попадёт в реализацию. В этом случае даже качественные молоко или сметана банально пропадут. И в этом случае действительно важно, сколько стоит принтер, если он дешёвый, то процент брака DataMatrix-кода значительно выше. Поэтому сегодня молокозавод или ферма должны отчётливо понимать, что без хорошего дорогостоящего IT-шника и оборудования им не обойтись», – убеждён Юрий Минкин.

Собеседник рассказывает, что во время своего приезда из Москвы в Приморье в этом году представители «Честного знака» озвучивали среднюю стоимость нанесения DataMatrix-кода на пачку молока, в среднем по России она равна 98 копейкам. Однако надо понимать, что менее 20% отечественных компаний производят 80% молочной продукции, и для них – гигантов рынка – соотношение стоимости оборудования к объёмам производства позволяет держать затраты в пределах одного рубля.

«Для нас, маленьких заводов и ферм, цена нанесения цифрового кода (мы наносим его на специальные стикеры, а часто клеим вручную на единицу продукции) обходится около четырёх рублей. Кроме того, сегодня на молокопроизводителей, как и на весь бизнес, влияет рост транспортных расходов. Из-за скачка цен на газ увеличилась цена пластика, гофротара подросла в цене на 20-50%. Теперь, чтобы повысить рентабельность производств, оптовую цену на молоко надо поднимать на 20%, а на другие молочные продукты и на все 40%», – резюмирует Юрий Минкин.

Директор клеит коды на сырки

Управляющий директор Артёмовского городского молокозавода Олег Назарьев рассказал, что первый платёж по контракту на поставку зарубежного оборудования для маркировки в сумме 8 млн рублей были перечислены ещё в августе. Второй платёж, который покроет стоимость всего технологического комплекса для маркировки и программного обеспечения, составит 20,5 млн рублей.

«Мы также стали заложниками транспортно-контейнерного коллапса, так что последнюю партию оборудования завод получил лишь 27 ноября, его стали незамедлительно монтировать и приступать к маркировке молока. Процесс наладки до конца не завершён, и специалисты всё ещё здесь. На практике сразу появились проблемы: не все нанесённые коды от «Честного знака» считываются, в итоге 5% продукции идёт в утилизацию. Качественное молоко мы уже не можем перелить в другой пакет, и оно отбраковывается. Столкнулись и с другими тратами: расходники на картриджи нашего оборудования для маркировки заканчиваются через 1,5 дня. Один картридж стоит 150 долларов. Выходит, теперь нам необходимо закупать картриджи целыми контейнерами. А как работать без соответствующего оборудования, наш коллектив оценил с 1 сентября этого года: все сотрудники как один, в том числе я, выходили на дополнительные смены для маркировки плавленых сыров. Скажу, что маркировка 40 тысяч упаковок – занятие нелёгкое», – замечает глава Артёмовского молокозавода.

Станет ли маркировка препоной для некачественного или «вечного молока», собеседник сомневается.

«Всем сообществом честных молокопроизводителей мы надеялись, что у производителей молочного суррогата начнутся проблемы ещё в период внедрения ФГИС «Меркурий», но даже он не повлиял. А «Честный знак» и вовсе не отвечает за качество сырья, он касается только готовой продукции на выходе», – рассуждает Олег Назарьев.

На Хорольском молокозаводе корреспонденту VL.ru тоже пожаловались на 10-15% рост стоимости расходных материалов для упаковки молока и контейнерный кризис. Что касается кодов, то их наносят на крышки на самом заводе в Хороле. Термоусадочную упаковку компания заказывает в Китае, но доверять китайским рабочим нанесение кодов побаиваются. Обращаться к типографиям для печати кодов на упаковке смысла не видят.

Начали маркировать молочную продукцию ещё в середине ноября. Все вопросы с поставщиками германского оборудования для маркировки удаётся решать оперативно. Однако с цифрой 98 копеек на бутылку молока, которую якобы добавляет маркировка, и здесь не согласны. Сам DataMatrix-код стоит 60 копеек, плюс стикер, плюс расходный материал для принтера, и возросшие трудозатраты сотрудников на линии. Поэтому маркировка для одного пакета молока обходится никак не меньше двух рублей.

Фермеры наготове

Крестьянскому хозяйству Руслана Олара в деревне Устиновка Кавалеровского района придётся столкнуться с маркировкой в следующем году.

«Сегодня закон пока позволяет нам работать без маркировки, поэтому пока присматриваемся. Зимой надои небольшие, поэтому отвозим по 30-40 литров молока ежедневно в районную больницу по договору. Думаю, что маркировка для нас не станет дорогим удовольствием, молока у нас не так много, ставить оборудование на огромные линии выпуска товара не надо», – надеется Руслан Олар.

А в крестьянско-фермерском хозяйстве в селе Заречном Октябрьского района (ИП Мишин), несмотря на отсрочку, решили оборудование уже приобрести и, как говорится, обкатать на практике. Заведующая производством Алла Максименко рассказала, что монтаж техники должен был состояться ещё 14 ноября, но в связи со сложной ситуацией по коронавирусу у поставщика его отложили. Поэтому они тоже знают, каково это работать без маркировки с крупными продуктовыми ретейлерами: как раз в недавний снегопад многие магазины сети «Реми» отказались брать немаркированную продукцию у хозяйства. Некоторые директора не вникли в нюансы законодательства, пришлось разворачивать машины, полные молока и сметаны. В итоге молочке из Заречного нашли места в других торговых точках и проблему с «Реми» уладили, но в подобные ситуации больше попадать производителю не хотелось бы, поэтому всем водителям фермерского хозяйства раздали соответствующие приказы правительства РФ на случай возникающих вопросов.

Кстати, именно Алла Максименко была инициатором идеи об отсрочке по маркировке для КФХ в Приморье. Весной, во время приезда представителей ЦРПТ, она свозила их на фермы, показала, что наши сельские производства не только находятся вдали от крупных поселений, но и мобильная связь и интернет там не всегда должного качества.

Этикетки на сметану и молоко в Заречном тоже заказывают в Китае, и доверять цифровые метки нашим соседям пока не спешат. Клеить коды самостоятельно на линии, где бутылка молока идёт одна за другой, трудно. Нужен отдельный штат сотрудников. Общие затраты на технику в фермерском хозяйстве уже встали в пять миллионов рублей, пришлось взять кредит. Теперь надо понять, сколько DataMatrix-кодов надо заказывать, на месяц или полгода вперёд. Объёмы продукции могут возрастать или, напротив, уменьшаться, и лишние коды пропадут.

На сыроварне «Соло» (ООО «Провиант») маркировать сыры собственного производства по закону начали с 1 июня. Оборудование на производство в село Алексей-Никольское заказали ещё в марте, и оно пришло в срок. Поставщиков удалось найти в Москве, It-специалисты специально приезжали в Приморье и на Сахалин для установки техники. На Дальнем Востоке подобные компании найти не удалось.

«Производственная линия для маркировки обошлась в два миллиона рублей, но пока удаётся наносить DataMatrix-коды вручную. Товар весовой, партии некрупные, коллектив справляется, но затраты, конечно, возросли. На этой же линии с 1 декабря нынешнего года начали маркировать йогурт и козье молоко. Считывать данные с цифровых кодов и заносить их в систему «Честный знак» нам удаётся без сложностей. В технической поддержке «Честного знака» также быстро отвечают на вопросы. Скоро будем обновлять программное обеспечение и в своих розничных точках. Нет проблем и с отправкой отчётов. Во время технических работ действительно не удаётся распечатать и получить цифровые коды, но подобное случается лишь в выходные дни», – делится своими наблюдениями о работе в системе молочной маркировки бухгалтер сыроварни Екатерина Чувакова.

Выиграют все

В свою очередь в Центре развития перспективных технологий, который является оператором «Честного знака», настаивают, что маркировка не оказывает негативного влияния на цены на продукцию. Эксперты Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) провели анализ динамики цен на молочную продукцию на основе данных Росстата и пришли к выводу, что цифровая маркировка замедлила удорожание товаров в этой категории по итогам ноября. Ни в одной из категорий вклада маркировки в рост цен не зафиксировано. Более того, по подсчётам НИУ ВШЭ, стоимость маркируемой молочки растёт медленнее, чем продукция, которая в маркировку ещё не попала.

В сентябре-октябре, по данным экспертов, сыры, которые маркируются с 1 июня, в среднем в неделю росли в цене на 0,19%, в отличие от творога (0,3%), молока пастеризованного (0,31%) и сметаны (0,36%). При этом значительно растёт стоимость сырого молока. В сентябре-октябре в среднем в неделю оно прибавляло по 0,48%, а с начала года подорожало на 4,2%. На цены, по данным ЦРПТ, в первую очередь влияет увеличение стоимости сырья, производственной упаковки. Также значительно влияет подорожание импортных ветпрепаратов, рост тарифов на электроэнергию, снижение урожайности кормов. Вносит свой вклад и курс валют.

Более того, В ЦРПТ настаивают, что от введения маркировки все выиграют. Во-первых, это позволит вывести из незаконного оборота более 22% от числа выпускаемой продукции в год, или почти 9,9 млрд товаров. По данным Научно-исследовательского финансового института (НИФИ) Минфина РФ, каждая вторая пачка сливочного масла, каждая четвёртая бутылка молока и каждое пятое мороженое являются контрафактными или фальсифицированными и находятся в незаконном обороте. В процентном соотношении доля незаконного оборота питьевого молока и сливок достигает 24,56%, сливочного и топлёного масла и спредов – 44,13%, мороженого – 21,51%.

Во-вторых, по подсчётам экспертов, российский бизнес получит от внедрения маркировки до 200 млрд рублей в год в результате доступа к данным. Компании получат детальную информацию о структуре торговых потоков, в результате чего смогут снизить уровень запасов и исключить из товарных цепочек наименее эффективных посредников. В отраслевом разрезе именно производители молочных продуктов получат наибольшие выгоды – 53 млрд рублей в год.

А кроме дополнительного дохода для хозяйствующих субъектов, подчёркивают специалисты НИФИ, это ещё и увеличит налоговые поступления на прибыть, на доходы физлиц и по страховым взносам для бюджета РФ. Увеличение бюджетных доходов составит 21,2 млрд рублей.

Что касается расходов компаний при интеграции в систему маркировки, в ЦРПТ её стоимость вместе с оборудованием для малого бизнеса оценивают в сумму от 10-15 тысяч рублей, включая электронные цифровые подписи, сканеры и так далее.

«Для малых предприятий с объёмом переработки до 10 тонн молока в сутки комплект оборудования обойдётся от 15 до 35 тысяч рублей в зависимости от производительности принтера этикеток. Затраты в целом для производителей оцениваются в четыре копейки на единицу продукции — то есть порядка 4 млрд рублей на всю молочную отрасль», – прокомментировали в Центре развития перспективных технологий.

(По материалам newsvl.ru)