В сентябре 2021 года в Магадане зарегистрировали новую компанию — ООО «Порт Марина». Ее учредителями стали правительственная структура АО «Корпорация развития Магаданской области» и рыбопромышленная компания ООО «Маг-Си Интернешнл».

Основной вид деятельности созданного предприятия связан с морским транспортом, в том числе с ремонтом и техническим обслуживанием судов и лодок. Подробнее о том, чем займется «Порт Марина», рассказал генеральный директор ООО «Маг-Си Интернешнл» и ООО «Тихрыбком», президент Магаданской ассоциации рыбопромышленников Михаил Котов.

— Михаил Николаевич, очевидно, появление компании «Порт Марина» связано с ранее озвученными планами по обустройству части берега Нагаевской бухты между торговым морпортом и сквером «Морской»? С причалами для яхт и круизных лайнеров и небывало красивым для Магадана общественно-культурным пространством «Премьер»?

— Совершенно верно. «Порт Марина» — наш новый проект, который является частью общей концепции по облагораживанию магаданского морского фасада и развитию туризма, предложенной горожанам региональной властью.

И мы уже начали его воплощать: подписали с правительством Магаданской области договор концессии на строительство причалов. Хочу подчеркнуть: компания вложится в строительство гидротехнических сооружений, но они будут государственной собственностью. Деньги бизнесу со временем вернутся — в этом и суть концессии.

Причальные стенки и другие гидротехнические сооружения — это базис, основа проекта, которая претворяется в жизнь на основе частно-государственного партнерства.

Все остальное — ухоженная набережная, креативные зоны, фудкорты, спортплощадки, культурно-развлекательные и образовательные центры, музеи, галереи, оранжереи — это надстройка. В ее создании мы предлагаем поучаствовать всем предпринимателям, у которых есть желание сделать в Магадане что-то новое, интересное.

— Но и сами не останетесь в стороне?

— Нет, конечно. На этой территории мы вместе с корейскими партнерами строим завод по производству полезнейших пищевых добавок — Омега3 из очищенного рыбьего жира и, на втором этапе, витаминных капсул с вытяжками из колымских ягод-дикоросов.

Суперсовременное оборудование будет располагаться в просторном здании, фундамент которого уже готов.

— Завод в черте культурно-развлекательной зоны?

— Пусть вас не смущает этот факт. Во-первых, производство абсолютно безвредно — никакой химии, никаких вредных отходов и негативного воздействия на окружающую среду. Во-вторых, фасад заводского здания будет выполнен в едином стиле с другими сооружениями пространства «Премьер» — оригинально, эстетично и гармонично.

И это не единственный вклад нашей компании в «надстройку». Еще мы собираемся открыть здесь первоклассный ресторан — с изысканной кухней и панорамным видом на бухту. Проектированием занимаются известные московские архитекторы.

Очень важное направление, которым мы тоже займемся на территории «Премьера», — создание сервисной базы по обслуживанию туристических судов и яхт.

— И катеров.

— Нет, ремонтно-стояночный сервис для такого рода маломерного флота, а также для среднетоннажных промысловых и транспортных судов предусмотрен на противоположной стороне бухты — на территории рыбного терминала после реконструкции.

Это логично, ведь там будут принимать излишки улова у населения. Напомню: Колыма в числе четырех регионов вошла в пилотный проект по продаже предприятиям рыбы, добытой любителями-рыболовами — в пределах установленных норм, естественно. Данный сегмент рынка давно пора повернуть в цивилизованное русло. Надеюсь, получится.

— Раз уж речь зашла о рыбном порте: в деле его преображения вы ведь тоже участвуете?

— Еще бы! Столько лет бились за то, чтобы его владелец (благо, уже бывший) — госпредприятие «Нацрыбресурс» хоть что-то начал делать, хотя бы подходы к причалам залатал, ведь ноги можно переломать.

Но о таких масштабных преобразованиях, какие начнутся сейчас, после перехода порта в собственность региона, мы даже не мечтали. И, честно скажу, я поначалу не верил, что у нас это возможно.

Но вспомните: в успехе проекта «Парк Маяк» тоже многие сомневались. И посмотрите сейчас: он не пустует даже в декабрьские морозы, про лето так и говорить нечего. И взрослые там гуляют, и ребятишки. А парк все строится. Ресторан там скоро одна компания откроет, другая затевает строительство отеля.

Так же произошло с видовой площадкой «Пирс». Сегодня там с удовольствием прогуливаются даже завзятые скептики. То же самое через несколько лет ждет и рыбный порт — в этом я уже не сомневаюсь.

Наш губернатор обязательно доведет дело до конца, как задумал, и в этом качестве Сергея Константиновича Носова, считаю, огромный плюс для региона. А мы ему в этом поможем — и как представители профессионального объединения — Магаданской ассоциации рыбопромышленников, и как бизнес.

В качестве первых мы помогаем определить правительству и новому управляющему — структуре при областном департаменте рыбного хозяйства направления, по которым порт сможет развиваться наиболее эффективно.

Провели переговоры с камчатскими и сахалинскими коллегами, работающими в Северо-Охотоморской подзоне на минтае, сельди, камбале, других видах водных биоресурсов.

Они подтвердили, что им будет удобнее, быстрее и ближе заходить во время промысла на бункеровку, заправку, перегрузку улова в Магадан, нежели возвращаться домой или искать где-то в море транспортника, договариваться с ним.

Рыба в магаданском порту будет перегружаться в рефконтейнеры, а затем крупными партиями переправляться в порты Приморья и далее — на экспорт или в центральные регионы России.

Посчитали примерный объем перевалки: за промысловый сезон получится порядка 120 тысяч тонн рыбной продукции при условии, что только сельди в нашей подзоне в год добывается в пределах 400 тысяч тонн. Вполне нормальный грузооборот для начала.

Подчеркну: мы никоим образом не хотим отбирать хлеб у торговых портовиков. У рыбного порта будет своя экономическая ниша, которой сегодня в Магадане нет.

— А где брать рефконтейнеры для перегруза рыбной продукции?

— Их будут производить здесь же, в рыбном порту. Построить производство вызвались корейские партнеры. Недавно этот вопрос обсуждали на встрече с губернатором.

Они же, имея богатый опыт строительства причалов, готовы сотрудничать с российскими институтами по проектированию гидротехнических сооружений для нашего рыбного порта, подсказать оптимальные решения. Планируется продлить сами причальные стенки, выдвинуть их в море, за счет чего станет больше места для погрузо-разгрузочных операций.

В порту предусмотрен контейнерный терминал на 400 контейнеров и, как уже упоминал, ремонтная база со слипом (судоподъемным устройством) и зимней стоянкой для малого и среднего флота — не только рыболовецкого, но и грузового, который снабжает в навигацию прибрежные поселения — Эвенск, Ямск, Тахтоямск.

По регистру им следует вставать на основательный ремонт каждые два-три года, а для этого нужно идти во Владивосток или Находку. Путь у небольших судов занимает 8-10 дней, да еще обязательно в сопровождении — хлопотно, затратно. Поэтому возможность ремонта и зимней стоянки в Магадане существенно облегчит жизнь нашему малому флоту и станет весомым поводом для его развития.

— Михаил Николаевич, какие бизнес-проекты связывают с портом рыбаки?

— Наши компании планируют организовать на портовой территории рыбопереработку по трем направлениям: краб, трубач и полуфабрикаты — пельмени, сосиски. Эту технологию уже осваивает завод «Тандем».

Есть и другие проекты. К примеру, «Антей Магадан» (структура крупной дальневосточной компании) намерен построить в порту цех по «передержке» живого краба с емкостями, циркуляцией и охлаждением воды.

Это перспективное направление: сейчас на мировом рынке перевес идет в сторону живых и охлажденных морепродуктов. А глубокая переработка — то, что навязывает российским рыбакам регулятор отрасли под видом инвестквот — по большому счету, уже вчерашний день.

— Наши климатические условия не помешают реализации планов? Все-таки магаданский порт — замерзающий.

— Да, это существенный минус: с декабря по апрель порт практически закрыт, возможны только ледовые проводки.

Однако и природа распорядилась так, что именно в этот период в Северо-Охотоморской подзоне нет серьезного промысла. Изучаем вопрос, как задействовать портовые мощности в пять зимних месяцев.

Известно: дорогу осилит идущий. Поэтому верю, что через три-пять лет в рыбном порту Магадана будет совсем другая жизнь — с надежными причалами, развитой инфраструктурой, сопутствующим производством. И без «кладбища кораблей».

Также верю в то, что дальневосточная жемчужина — бухта Нагаева обретет достойную оправу, а у Магадана от рыбного порта до торгового появится красивый морской фасад, который будет радовать и земляков, и гостей. Его контуры уже начинают вырисовываться. То, что я вижу, мне нравится!

(По материалам MagadanMedia.ru)