экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

Как утверждает НП Союз переработчиков дикоросов «Национальный Экоресурс», с учетом биологических факторов и экономической целесообразности сбора на территории России в год может быть заготовлено 7,4-8,5 миллиона тонн дикоросов. И только шесть процентов данного объема действительно используется. О дальневосточниках, уже понявших ценность этого огромного ресурса, рассказываем в этом материале.

Натурпродукт

Сергей Федотов — крупный бизнесмен из Петровска-Забайкальского. У него большое сельхозпредприятие, пасека, в планах — развивать экотуризм. Одним из направлений деятельности долгие годы была переработка дикоросов. В цеху на площади в тысячу квадратных метров работали десятки сотрудников, выпускалось 49 наименований продукции.

Последние пару лет по личным причинам предприниматель этим производством не занимался, но в новом сезоне планирует его возродить. Кстати, он категорически возражает против определения «промышленное», считая, что к дикоросам оно неприменимо.

— Мы производили натурпродукт. А это нельзя делать в промышленных масштабах. Нужен постоянный контроль на всех этапах — сбора или закупки, переработки, хранения. Все делается вручную, — рассказывает Сергей Федотов. — Вся изюминка в том, что ты предлагаешь людям экологически чистый товар. Соответственно, и цена совсем другая. Это нелегкий труд — держать марку при работе с дикоросами. Но деятельность прибыльная. При небольших объемах доходность была очень хорошей. Бизнес интересный, но ответственный.

Продукцию продавали в основном в Москве. В Забайкалье и так каждый может отправиться в лес за дарами природы. Важная особенность работы с дикоросами — необходимость соблюдать температурный режим, иначе та же ягода начнет бродить. Допустим, закупают ее вечером, а утром она уже пошла в переработку. Как только изготовили, нужно положить продукцию в холодильные камеры, где температура в среднем два градуса.

— У нас были фуры, которые сохраняли эту температуру, ехали в Москву шесть суток. В Одинцове располагалась база. Это тяжелый труд — доставить из Забайкалья в столицу продукт, соблюдая температурный режим, — вспоминает Сергей Федотов.

Забайкальская тайга очень богата ресурсами для предприимчивого человека. Причем, из одного растения можно сделать два-три продукта. К примеру, кедр дает орехи, сувенирные шишки, масло. Ягоды можно делать с разным содержанием сахара, грибы — по-разному засаливать. Кстати, по словам предпринимателя, во всех регионах свои вкусовые предпочтения. Поэтому рынок его предприятие специально мониторило для понимания, каким потребителям надо чуть больше сладости, каким — чуть меньше.

Подспорье для ракет

Амурская тайга хранит громадный потенциал, который используется менее, чем на один процент. В этом уверен секретарь Союза переработчиков дикоросов Приамурья Павел Ермаков.

— Принято считать, что дикоросы — это прежде всего съедобные ягоды и грибы. Далее вспоминают про лекарственные растения, — рассказал Павел Ермаков. — На самом деле дикоросы — это все, что есть в лесу, включая пни, мхи, кору, листья, ветки. Конец марта — начало апреля — это сезон сбора березовой почки, некоторых видов корней растений, березовой коры. Последняя идет на бетулин, на смолы. Из древесных остатков можно изготавливать деготь. Раньше все было востребовано. При вырубке лесов смолу лиственницы собирали, потому что это неотъемлемый компонент при производстве плат для тех же космических ракет и самолетов. А с пня можно получить несколько килограммов.

В Амурской области есть предприниматели, которые занимаются дикоросами. Но, учитывая, что в регионе произрастает множество растений, включая довольно редкие и востребованные (например, лимонник и женьшень), эта сфера могла бы развиваться намного интенсивнее.

По мнению Павла Ермакова, нынешняя внешнеполитическая ситуация может стимулировать процессы в индустрии дикоросов. Лесные растения дадут сырье для производства широкой линейки продукции, которая способна заменить многие импортные лекарства, краски, косметику и парфюмерию, не говоря уж о товарах пищевой промышленности.

Добыча и переработка даров тайги также может решить проблему занятости населения, оттока людей из сельской местности, а также улучшить положение эвенков — коренного народа Амурской области. Естественно, для этого нужно, чтобы в отрасль поступили инвестиции и государственная поддержка.

Для начала необходимо оценить биоресурсную базу. По данным Павла Ермакова, последний раз потенциал амурских дикоросов глобально изучали в 1981 году. Мероприятие затратное, и очевидной быстрой прибыли такое исследование не принесет. Поэтому польза, которую могут дать дикоросы экономике региона, пока не оценена в полной мере. Впрочем, ученые из Благовещенского педагогического университета и Дальневосточного аграрного университета изучают свойства амурских растений. А в Амурском государственном университете разрабатывают пищевые продукты, в рецептуре которых присутствуют дикоросы.

Прямая выгода

Если будете на Камчатке, обязательно постарайтесь найти в магазинах продукцию предприятия из поселка Милькова. Бренд очень известный, вам подскажут. Здесь выпускают морсы, березовый сок, газировку, кисели, мармелад, варенье, конфитюры, различные соусы. Главная фишка: абсолютно все делается на основе камчатских дикоросов.

— Завод существует с 2015 года, — рассказывает начальник производства Клавдия Кондратенко. — Он — дочернее предприятие хлебокомбината. Сразу решили: работаем на местном сырье. Например, в 2021-м приняли от населения 24 тонны ягод. Заготовительный сезон начинается в мае, когда люди сдают нам березовый сок (обычно 20 и более тонн), потом наступает время папоротника (около десяти тонн), ну а дальше — ягоды. Из завозного у нас только вишня, ее закупаем в Китае.

Для жителей Камчатки возможность подзаработать на сборе дикоросов — огромное подспорье семейному бюджету. Прямая выгода и предприятию: не надо издалека везти сырье и зависеть от доставки.

Камчатской компании сырья хватает: объем производства — 20-30 тонн в месяц, на складах все это не залеживается.

Предприятие удачно вписалось в рынок, но пользуется и господдержкой. Оборудование здесь закупают с помощью средств госпрограммы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельхозпродукции, сырья и продовольствия Камчатского края». Самостоятельно приобрести производственные линии было бы труднее.

Кстати, в конце 2021 года мармелад из камчатских ягод занял первое место в номинации «Гастрономический сувенир (еда)» в финале всероссийского конкурса «Туристический сувенир». А вы говорите — дикоросы…

(По материалам «Российской газеты»)