экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

Компания «Лесные продукты» работает в Хабаровске больше 20 лет. Все эти годы предприятие производит сиропы и десерты из натуральных ягод, солит папоротник, выпускает мёд. Продукция известна не только хабаровчанам и жителям Дальнего Востока, о ней знают и в Поднебесной. Но даже крепко стоящему на ногах бизнесу, бывает, нужна помощь, тем более, в условиях санкций. Компания обратилась за льготным займом в фонд поддержки малого предпринимательства. На что потратят 3 миллиона рублей – в этом материале.

450 тысяч банок мёда и 380 тысяч бутылок сиропа – таков текущий годовой объём производства компании «Лесные продукты». Здесь работают четыре производственных линии, правда, не одновременно, а по очереди. Запускать их все разом нет резона: производят столько, сколько могут продать. По словам директора предприятия Евгения Хрустова, сейчас предприятие задействовано лишь на 25% от своих возможностей. Сбыт готовой продукции – главная проблема.

— Если бы торговые сети дальневосточные больше внимания уделяли продукции местного производства, мы бы могли работать в полную силу, взять на производство ещё людей, создать дополнительные рабочие места,— говорит Евгений Хрустов. — Но они в этом не заинтересованы. Приведу пример: последние пять лет детские сады, дошкольные учреждения  Хабаровска берут наши сиропы, на их основе делают для детей морсы. И мы решили, что стоит выпускать сиропы, дополнительно обогащённые витаминами. Обратились в торговые сети с просьбой просчитать — будет ли на их взгляд востребована такая продукция? Получили ответ от категорийных менеджеров: мы возьмем только то, на чём можно заработать. И всё. Польза, дети – это всё не интересно. Важны только деньги. Что тут говорить про расширение географии поставок, про федеральные торговые сети, если на местном уровне ничего не можем решить? Москвичи нам говорят: зачем вы нам? Да мы на одну только логистику транспортную разоримся. А мы могли бы перерабатывать весь мёд, который производится в Хабаровском крае, это примерно 500 тонн в год. Но кому это нужно?

Большую долю в производстве сиропов и десертов занимает сахар. В марте прошлого года, когда цены на это сладкое сырьё подскочили с 53 до 85 рублей за килограмм, и купить его было сложно, пришлось напрячься, говорит Евгений Хрустов. Сейчас почему-то проще не стало, хоть и рубль крепкий, и сахара полно, недоумевает директор предприятия. Закупают песок по 84 рубля за килограмм. Помня о том, что надеяться надо на лучшее, но всегда быть готовым к худшему, здесь решили создать небольшой резерв ягод и сахара, примерно на три месяца работы.

—Нас учили, что товарные запасы не желательны на предприятии, это оттягивает оборотные средства, и предприятие должно работать в потоке, не создавая запасов. Но вы видите нашу ситуацию, что пошли перебои с логистикой, пошли  скачки цен на продукты, и поэтому, чтобы обезопасить себя, мы обратились в Фонд поддержки, чтобы сформировать товарный запас именно для того, чтобы мы меньше зависели от скачка доллара. Сахар купим на свои, а 3 миллиона направим на закупку ягодного сырья, — поделился Евгений Хрустов.

Из-за санкций также пришлось вносить изменения в рецептуру десертов, говорит директор. Раньше для производства плодово-ягодных желе использовали карраген –пищевую добавку, которую получают из морских водорослей. Выпускают её в Корее. Но теперь пришлось перейти на российский желатин.

Но есть и позитивные перемены. Например, в прошлом году на производстве открыли цех по изготовлению ульев и рамок для местных пчеловодов. У них же берут вощину, из которой выплавляют пластины, необходимые пчёлам для заготовки мёда. Технологию работы с пчеловодами отрабатывают на модельной пасеке предприятия.

(По материалам ХабИнфо)