Накануне шестого Восточного экономического форума во Владивосток приехали более 200 представителей модного бизнеса со всего Приморья. Портные, дизайнеры, владельцы и руководители швейных фабрик и ателье обсуждали за круглым столом проблемы регионального легпрома.

Организатором мероприятия выступил центр «Мой бизнес» Приморского края и представители московского института развития моды Beinopen. Федералы собирали проблемы, с которыми сталкиваются на местах предприниматели отрасли, чтобы предложить свои решения для развития модных бизнесов.

«Мэйд ин Приморье» пользуется спросом

В Приморье пошивочных цехов, сопоставимых по масштабу с производственным швейным объединением «Заря», где в советские времена трудились более двух тысяч человек, уже давно нет. Сегодня в Приморье швейной фабрикой считается предприятие, где оборудовано от 30 до 150 рабочих мест — таких в крае не больше 15. Примерно в два раза больше небольших цехов, где установлено 10-30 швейных машин. Еще больше совсем небольших ателье — до 10 рабочих мест, но назвать точное количество эксперты затрудняются — не все афишируют свою деятельность.

— Сколько человек трудится в модной индустрии Приморья — дизайнеров, модельеров, портных, швей и других специалистов, очень трудно подсчитать, — говорит директор Института сервиса, моды и дизайна ВГУЭС, кандидат технических наук Инна Клочко. — Знаю порядка 50 дизайнеров, которые активно работают, их творения востребованы на рынке. Однако есть и хорошие портные, которые умеют воплощать в реальность замыслы модельеров, но не желают известности.

Основной контингент клиентов приморских швейных фабрик — это владельцы торговых марок и дизайнеры, а также продавцы одежды, желающие пополнить ассортимент своих магазинов, павильонов и бутиков качественным и оригинальным товаром. Оптовый заказ представляет собой партию в среднем от 25 до 50 единиц изделий. Кроме того, фабрики изготавливают линейки одежды под собственным брендом и затем реализуют их через розничные торговые сети. 90% заказчиков — жители края, остальные — из других регионов. Есть и заграничные ценители одежды «мэйд ин Приморье».

Есть фабрики, во Владивостоке их три, которые работают исключительно на пошиве спецодежды. Это очень консервативный ассортимент, такую одежду нередко заказывают государственные учреждения.

Есть несколько кутюрье, которые активно занимаются цифровой одеждой. Это новое направление в модной индустрии: клиент высылает дизайнеру свой аватар (графическое представление пользователя) и заказывает наряды исключительно для своего компьютерного «я». Уже есть владельцы целого гардероба с одеждой в «цифре».

Спрос на пошив оптовых партий одежды в Приморье сегодня достаточно стабилен. Некоторые предприятия, имеющие собственный раскрученный бренд, активно развиваются, модернизируют производство — закупают современное оборудование, внедряют систему автоматизированного проектирования. Например, один из известных владельцев пошивочного производства намерен приобрести систему 3D-проектирования. Это своего рода виртуальный манекен, на который примеряют наряд, задуманный дизайнером, корректируют его по фигуре с учетом свойств выбранной ткани. Затем наряд расчленяют на детали, но уже в 2D-измерении, чтобы разложить их на плоской поверхности, раскроить по ним ткань и сшить реальный костюм. Этот программный продукт заметно повышает качество кроя изделий, позволяет более эффективно расходовать материал. Но его позволить себе могут единицы. Стоимость цифрового «манекена» может доходить до полумиллиона рублей. Для швейников это весьма солидные деньги, поскольку пошив изделий — малодоходный бизнес.

Творчество — для души, прототип — для заработка

Большинство едва выходит в плюс, заработать позволяет не столько креативность и творчество, сколько работа по принципу прототипного проектирования. Это когда выбирают экземпляр-прототип и создают новые изделия путем многоразового копирования. То есть ассортимент строится на однотипных моделях. Например, прошедшим летом были актуальны платья-халаты с воланом по борту и низу. Их шили из разных материалов, разной длины, но по одному лекалу.

— Такие модели выпускали практически все фабрики, поскольку был ажиотажный спрос и продавцы оперативно на него отреагировали — заказывали пошивочным фабрикам коллекции этих платьев, и не менее 50 процентов продаваемых в приморских магазинах изделий были пошиты на местных фабриках. Или взять спортивные костюмы, худи, всевозможную трикотажную одежду, которая из домашнего обихода перешла на улицы — их сейчас шьют все мастерские. И творчеством это назвать сложно — это все прототипирование, но именно пошив крупных серий прототипированных моделей одежды дает прибыль, за их счет выживают швейные фабрики, — поясняет эксперт.

На смену фастмоде пришла бережливость

Ситуацию со спросом на одежду «мэйд ин Приморье» никак не изменило закрытие границ с Китаем, как надеялись многие. Пандемия коронавируса приостановила движение «помогаек», когда под видом товаров для личного пользования граждане провозили целые партии для пополнения ассортимента местных магазинов одежды. Однако недорогие творения швейников из Поднебесной не исчезли с приморского рынка. Теперь они попадают в регион другими путями и стоят дороже на 30-50, а то и 100%. Но кто привык одеваться в китайские «бренды», тот и одевается, заказывая товар по почте, например. Покупатель не сменил своих предпочтений, но изменил подход к выбору одежды.

Прошло увлечение фастмодой — быстрой модой, когда потребители покупали недорогие наряды, выбрасывая их без жалости, едва появится что-то новое. Теперь покупатель выбирает долговечные вещи, предпочитая одежду более функциональную, комфортную и носкую.

— Этот тренд давно уже сформировался, но ярко проявился в период пандемии. Есть статистика: магазины сегмента «средний и выше» завершили прошлый торговый сезон без остатков одежды и обуви. Если покупатель ранее брал три пары в бюджетном обувном магазине, то теперь одну, но в более дорогом, чтобы ее можно было носить три сезона, а не один. И к одежде такой же подход — на первое место выходит бережливость, — считает эксперт.

Педаль в пол и прямая строчка

Швей в Приморье катастрофически не хватает, с этой проблемой столкнулись все швейники края. В ходе круглого стола производственники назвали дефицит квалифицированных кадров барьером, который тормозит развитие регионального легпрома. Преодолеть его самостоятельно производственники не могут.

Рабочий день — как минимум, восемь часов, — швеи проводят в одной позе, склонившись над машинкой. Это напряженный, монотонный, но малооплачиваемый труд — сотрудницы получают от 25 до 35 тысяч рублей, в зависимости от выполнения нормы. Желающих трудиться в отрасли за такое вознаграждение очень мало.

— Например, запросы наших студентов, получивших диплом, но не имеющих практического опыта и желающих трудоустроиться, начинаются с 80 тысяч рублей. Даже за 50 тысяч рублей они не хотят начинать трудовую жизнь со швейного производства, — обозначила проблему Инна Клочко. — И работодатели не готовы оплачивать труд рядовой швеи более щедро. Ко мне обратился один из владельцев пошивочного цеха, которому надо было срочно отшивать большой заказ, но не хватало швей. Он просил помочь найти профессионала. Условия такие: работа с 10 до 19, оплата 800 рублей в день. Такое вознаграждение за труд сложно назвать заманчивым предложением. Это показатель отношения к профессии, и не удивительно, что реальных сотрудников найти очень сложно.

Работодатели вспоминают: когда-то во Владивостоке училище № 38 выпускало швей, которые заполняли рабочие места в производственных цехах. Но тогда за обучение денег не брали, сейчас в Приморье фактически нет бесплатной программы образования по направлению «Швея». В профильном вузе есть Кафедра дизайна и технологий и Колледж индустрии моды и красоты, который, кстати, и есть бывшее училище № 38. Швейному делу там уже не обучают, но есть программа «Портной» на коммерческой основе: 10 месяцев обучения обойдутся студенту примерно в 80 тысяч рублей.

— Спрос на эту программу есть, но не со стороны потенциальных сотрудников швейных фабрик. К нам приходят достаточно взрослые люди — от 25 лет. Они получают навыки портновского дела — конструирования, моделирования, чтобы использовать новые знания и умения в личных целях: шить для себя, своей семьи, возможно, брать какие-то заказы со стороны. Но работать фактически на швейном «конвейере», чтобы зарабатывать около 30 тысяч рублей, не хотят. Да, мы можем подготовить швею под потребности пошивочных фабрик, что называется «педаль в пол — прямая строчка». Трехнедельный курс обойдется в 12-18 тысяч рублей. Не все, но большинство работодателей даже готовы оплатить обучение и подготовку кадров. Однако проблема в том, что желающих учиться даже бесплатно на швею нет, — отмечает Инна Клочко.

Склад

Еще одной отраслевой проблемой швейники назвали отсутствие в Приморье оптового склада тканей и фурнитуры.

— Ближайший находится в Новосибирске, и поставку материала приходится ждать как минимум две недели. Не всегда клиента устраивает такая ситуация, и он размещает заказ в другом регионе или стране, — отмечает Валентина, владелица одного из Владивостокских ателье.

Розничные продавцы тканей не могут обеспечить оптовиков — поскольку не закупают материал одного вида в необходимом количестве для пошива оптовых партий.

— Недавно для выполнения небольшой партии изделий понадобилось трикотажное полотно. В рознице можно найти максимум 20 метров, а даже небольшой оптовый заказ — это не менее 30 метров, а то и 50. Мало того, сложность не только в том, что на каждую партию одежды приходится заказывать ткань и ждать поставки издалека. Усложняет процесс выбора материала и такой технологический нюанс: при оптовом заказе сначала отшивают пробную модель из ткани, смотрят, как сидит, делают выкройку, рассчитывают расход ткани, стоимость, утверждают у заказчика, и только потом могут закупать ткань на всю партию, — объясняет Валентина.

Рядовую швею искусственный интеллект не сможет заменить

На встрече за круглым столом москвичи предложили свой вариант решения некоторых проблем — создание киберателье.

— Ателье позволит дизайнерам самим выкладывать на интернет-платформах готовые 3D-модели одежды. Пользователи смогут примерить их, используя свой виртуальный аватар, — приводит слова основателя Beinopen Алексея Баженова пресс-служба Приморья.

Далее, по его словам, выбранную модель можно будет доработать и отправить на производство — чтобы сшить наряд из ткани. К тому же, кроме реального предмета покупатель получит цифровую версию своей одежды для приложений, где используются технологии виртуальной и дополненной реальностей.

Собравшиеся производители одежды, ритейлеры и дизайнеры согласились, что киберателье — это хорошая идея для воплощения в будущем, возможно, не таком далеком. Но сегодняшние проблемы приморских швейников виртуальная площадка с искусственным разумом не сможет решить. К сожалению.

(По материалам газеты «Золотой Рог»)