Лесной комплекс страны ожидают крупные перемены. С 1 января 2022 года вступает в силу запрет на экспорт кругляка хвойных и ценных лиственных пород.

В Федеральном агентстве лесного хозяйства (Рослесхоз) ждут экономического и экологического эффекта. Лес начнет «зарабатывать» для страны большие деньги с минимумом вреда для себя. Но велика вероятность, что эти перемены окажутся болезненными для Дальнего Востока.

Итак, вывоз кругляка с нового года будет разрешен только через два железнодорожных пограничных пункта. Потом для необработанной древесины закроют и их. Неожиданностью это не назовешь — поручение по «кругляку» президент России сделал в сентябре 2020 года. Тогда, напомним, пошлина на вывоз круглого леса отдельных пород составляла 60 процентов, в 2021 году она выросла до 80.

А чтобы под видом разрешенной обработанной древесины за рубеж не уехали все те же чуть ошкуренные бревна, со 2 января по 31 декабря будут действовать повышенные ставки на экспорт лесоматериалов влажностью свыше 22 процентов, толщиной и шириной более десяти сантиметров. Во всем этом есть и логика, и необходимость. Вводимые меры должны сделать нерентабельной продажу необработанной древесины за рубеж. И это будет иметь очень много позитивных последствий, сообщил заместитель главы Рослесхоза Вячеслав Спиренков.

«Как экономических, так и экологических, — пояснил он — Наибольшая добавленная стоимость появляется в процессе производства конечной продукции. Если мы вывозим древесину, вся добавленная стоимость остается за границей. Если перерабатываем сами, это дает дополнительные рабочие места, налоги, рост».

Экологическая составляющая, по словам Вячеслава Спиренкова, еще больше.

«Когда идет речь только о заготовке и вывозе за границу, бизнес не заинтересован в рациональном использовании ресурсов, — говорит замглавы Рослесхоза. — Отбирают лучшую деловую древесину, вывозят и забывают об этом участке. Они не заинтересованы в переработке остатков — веток и коры, как и в лесовосстановлении. Деньги получил и все — до свидания».

«От такого хищнического использования леса, — резюмирует Спиренков, — надо переходить к рациональному, запланированному на много лет».

Так что за проблемы могут возникнуть на Дальнем Востоке страны?

В макрорегионе сосредоточена немалая часть лесных запасов России. Причем тех самых — хвойных и ценных лиственных. Заготовками живут целые районы, а с той стороны границы выстроились китайские деревообрабатывающие заводы, долгие годы «питающиеся» нашим кругляком.

В Дальневосточном федеральном округе тоже построено несколько крупных лесоперерабатывающих производств. Но их ежегодная мощность едва превышает пять миллионов кубов. Правда, за последнее время и вывоз кругляка снизился с 15 до тех же пяти миллионов.

«Сырьевая база у нас подорвана, — говорит доктор экономических наук Вадим Заусаев. — Уничтожена пожарами, импульсивными вырубками. На бумаге значатся пять миллиардов кубов. Но одно дело — запас древесины, другое — его доступность. Есть районы, где лес крайне сложно добывать, но и еще сложнее — вывозить».

«Отрасль, по сути, уже в стагнации», — замечает председатель ассоциации «Дальэкспортлес» Александр Сидоренко.

И к повсеместному движению в сторону переработки леса он относится очень осторожно.

«На Дальнем Востоке деревообработка создана лишь в нескольких местах — там, где есть доступная электроэнергия, — объясняет глава ассоциации. — А там, где ее генерируют местные дизель-электростанции, киловатт-час стоит более 36 рублей. И предприятия по переработке нерентабельны. Там шла заготовка леса».

На лесозаготовках на Дальнем Востоке, по данным Сидоренко, занято свыше 30 тысяч человек. Две трети из них сейчас оказались без работы. Какой смысл заготавливать древесину, если ее нельзя вывезти. А переработка еще не налажена.

Речь идет о населенных пунктах, где вакансий в других сферах нет. Это монопоселки. Если основное производство прекратит свое существование, людей ждет полное безденежье. Перестроиться на переработку, даже самую минимальную, сегодня сложно из-за коронавирусных ограничений. Срок поставки отечественного оборудования — до десяти месяцев, импортного — и того больше.

Можно ли решить все эти проблемы? Можно. Но надо постараться.

«Действительно, Дальний Восток — особенная экономическая зона с большим плечом логистики и доставки, -говорит директор подведомственного Рослесхозу ФГБУ «Рослесинфорг» Павел Чащин. — И мы прекрасно это понимаем».

По его словам, речь идет о создании условий для развития бизнеса в направлении переработки. У Минпромторга России есть целевые программы для помощи предпринимательству в этой сфере.

«Господдержка очень нужна, — продолжает Чащин. — Уверен, глубокая переработка даст новый толчок развитию отрасли на Дальнем Востоке. Его окружают очень хорошие рынки сбыта — Китай, Япония. Но будет непросто».

Тем временем, как сообщили СМИ, Правительственная комиссия по контролю за осуществлением иностранных инвестиций, которую возглавляет премьер-министр Михаил Мишустин, одобрила продажу 75 процентов крупнейшего лесопромышленного холдинга Дальнего Востока RFP Group японской Iida Group Holdings.

«Мы очень долго ждали, что эту сделку одобрят, — рассказал «РГ» гендиректор лесопромышленного холдинга Константин Лашкевич. — За ней стоит большая программа инвестиций, огромный рыночный потенциал».

В компании не скрывают ожиданий, что японский инвестор откроет доступ к более дешевым финансовым ресурсам.

«Проекты долгосрочные и эффективные. Их реализация позволит создавать больше рабочих мест», — утверждает Константин Лашкевич.

Запрет на вывоз кругляка — это лишь один из инструментов декриминализации лесного комплекса. Еще одним является цифровизация отрасли.

С 1 июля 2021 года подача лесных деклараций и отчетов производится исключительно через порталы государственных и муниципальных услуг. Кроме того, перезапущена модернизированная система ЛесЕГАИС.

А с 1 января 2023 года должна заработать федеральная информационная система лесного комплекса. Она призвана обеспечить создание единого цифрового пространства, где будут храниться сведения о лесах и производиться учет древесины и сделок с ней.

Запрет на вывоз необработанной древесины из России, который вступит в силу с Нового года, поможет загрузить лесоперерабатывающие предприятия Дальнего Востока и Сибири. Об этом рассказали в аппарате вице-премьера Виктории Абрамченко.

Объем экспорта круглого леса из регионов Дальневосточного федерального округа — 4,7 млн кубометров в год, а местные производственные мощности по переработке недозагружены на 3 млн кубометров, отмечают в правительстве. Оставшиеся 1,7 млн кубометров можно направлять на новые мощности, например, пеллетные производства для экспорта продукции в Японию. Также древесину готовы закупить другие регионы. В Красноярском крае крупным переработчикам не хватает 600 тыс. кубометров пиломатериалов в год, для их производства нужно 1,3 млн кубометров заготовленной древесины. Кроме того, здесь же ждут еще и 0,5 млн тонн пеллет (1,1 млн кубометров древесины). Восполнить этот недостаток сырья и материалов компании готовы в том числе за счет закупок на Дальнем Востоке. Минпромторгу поручено проработать меры поддержки таких поставок. Например, может быть введена субсидия на транспортировку низкосортной древесины, которую ранее брали для переработки китайские предприятия, с Дальнего Востока в другие регионы.

Запущены меры поддержки для малого и среднего бизнеса со стороны минпромторга для переориентации производств лесного сектора, добавили в аппарате вице-премьера. Уже подано более 20 заявок на сумму, превышающую 1 млрд руб., в том числе пять заявок поступили с Дальнего Востока. В правительстве считают, что переработка сырья внутри страны внесет свой вклад в экономику страны, развитие лесного комплекса, создаст новые рабочие места.

(По материалам roslesinforg.ru)