Охотскому району Хабаровского края свойственны суровый климат, территориальная отдалённость и «космические» тарифы на электроэнергию. А ещё этот район занимает первое место в крае по объёмам вылова лососёвых в регионе. Именно рыбопромышленники формируют значительную часть местного бюджета, обеспечивая рабочие места и заботясь о своих посёлках. Как сложился прошлый год для одного из градообразующих предприятий района — Рыболовецкого колхоза им. Ленина — в интервью с его председателем Дмитрием Халилюлиным .

Тяжелая ледовая

— Дмитрий Николаевич, каким 2021 год выдался для колхоза?

— Я бы сказал, неоднозначным. С одной стороны, нас серьёзно подкосила тяжёлая ледовая обстановка в период сельдевой путины. Уже второй год наши участки попадают в ледяной плен Охотского моря, который делает промысел фактически невозможным.

— Вы всегда делали большую ставку именно на сельдевую путину?

— Конечно. У нас хорошие лимиты на сельдь, к тому же она в основной своей массе идёт на экспорт в Китай, Южную Корею и Японию, а это отличное подспорье для экономики предприятия.

— Какую часть лимитов, с учётом сложных погодных условий, получилось освоить?

— Прибрежным ловом удалось взять порядка 330,5 тонны вместо 4200 возможных. Конечно, это очень мало. Причём такая ситуация, к сожалению, повторяется уже второй год подряд. С жировой сельдью ситуация лучше — 9500 тонн, но тоже до плана в 13 тысяч тонн не дотянули.

Про минтай

— А как сработали по минтаю?

— Работы в экономической зоне прошли, можно сказать, в штатном режиме. Освоили в рамках своих лимитов порядка 938 тысяч тонн, а это больше, чем в прошлом году. Показатель хороший, но опять же проявились свои сложности.

— Какие же? Разве хороший улов может создать трудности?

— Как ни странно, может. Дело в том, что из-за пандемии коронавируса и, как следствие, закрытия границ, в частности с Китаем, есть сложности с поставками продукции. Фактически мы потеряли основной канал сбыта, в первую очередь именно по минтаю. До сих пор холодильные мощности в Приморье на 50% заполнены нереализованной продукцией с минтаевой путины 2020 года. Что будем делать с продукцией 2021 года, пока не ясно. В период путины наш рыболовецкий флот добывает до 1 миллиона 200 тонн, при этом российский рынок больше трети из этого объёма никогда не брал, оставшиеся две трети традиционно экспортировались именно в Китай.

Поэтому вопрос достаточно болезненный, конечно. И не только конкретно для нашего предприятия, но и для отрасли в целом.

Из рек в море

— Дмитрий Николаевич, ранее вы рассказывали о своей стратегии ведения лососёвой путины на предприятии. Скажите, пожалуйста, насколько удалось приблизиться к её реализации?

— Я вам больше скажу: нам не только удалось её реализовать — она уже показала свою эффективность. Вот смотрите: с 1996 по 2020 год наш колхоз работал исключительно на речных участках, и, в принципе, до 2010 года они давали хорошие показатели вылова рыбы. Можно сказать, что наши участки были самые удачные по объёмам, но с 2011 года ситуация стала меняться, объёмы вылова стремительно снижались год от года. И уже тогда, будучи инженером по рыбодобыче, я настаивал на важности освоения морских участков. Оно было необходимо уже тогда, поскольку помогло бы избежать ряда кризисных состояний на предприятии и при этом сохранить популяцию ресурса. Поэтому, безусловно, когда меня избрали председателем колхоза, я отметил для себя необходимость реализации этой задачи.

— Подготовили и организовали добычу на морском участке?

— Да. В прошлом году мы впервые установили ставной невод на РЛУ № 6, который расположен вблизи посёлка Морского. Приобрели необходимые материалы, закупили лодки и моторы. Калькуляция по затратам получилась около 10 миллионов рублей. Но я уверен: это оправданные траты. Да и сама установка невода была задачей непростой.

— В чем сложности?

— Дело в том, что за столько лет работы только на реках опыт и технологии работы в море были утрачены, ведь она, как ни крути, имеет свою специфику. Но, несмотря на все трудности, бригада из 12 рыбаков во главе с бригадиром участка А.Р. Варгановым успешно справилась с установкой невода и эффективной отработкой самого процесса лова.

Эксперимент удался

— Какие показатели по итогу дал морской участок?

— Вылов на нём составил около 329 тонн, а это в 1,5 раза больше улова наших речных участков. Помимо прочего, весь улов был высочайшего качества, потому что РЛУ находится рядом с нашим рыбоперерабатывающим заводом, а значит, с него завод получал сырьё, как говорится, свежее некуда.

— То есть опыт оказался удачным?

— Более чем. Данный опыт нам дал понять, что мы выбрали правильный вектор. Хочу отметить, что именно работа в море сыграла основную роль в экономике предприятия в прошлом году. Поэтому, конечно, будем продолжать и по возможности развивать это направление.

— А сколько составил общий улов лососёвых по итогу года?

— Порядка 554 тонн мы взяли со всех участков, и, повторю ещё раз, 329 тонн из них дал нам один морской участок. Так что делайте выводы.

Командный игрок

— Дмитрий Николаевич, энтузиазм не пропал почти за три года правления колхозом?

— Нет, скорее наоборот. Очень много хочется сделать, внедрить, попробовать, модернизировать. Ведь на самом деле проблемы в той или иной форме появятся всегда, будь то пандемия или погодные катаклизмы, но я уверен: при поддержке своей команды со всем можно справиться. А команда у меня надёжная.

Как часы отлажена работа административных отделов колхоза, простые ребята-рыбаки работают на совесть, надёжные бригадиры-ветераны не подводят и опыт молодым передают. Наши технологи и рыбообработчики тоже стараются, чтобы продукция колхоза всегда ценилась на самом высоком уровне, и сотрудники рыборазводного завода вносят свой немалый вклад в успех общего дела. Я давно понял, что команда — это главное. Без достойных соратников и единомышленников ни о каком успехе и говорить не придётся.

(По материалам biznes-gazeta.ru)