экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

Хабаровский край к 2024 году должен обеспечивать себя молоком хотя бы на восемьдесят процентов. Сегодня местные производители закрывают потребность населения в молочной продукции едва ли на десять процентов, остальное  привозится из соседних регионов. При этом краевой минсельхоз оказывает финансовую поддержку всем, кто желает занять эту нишу. Что мешает фермерам наращивать объёмы производства молока? 

В коровнике сельхозпредприятия «Вектор» тепло и шумно. Почти двести бурёнок дружно жуют силос. Питание у рогатых разнообразное – им дают и сухое сено, и комбикорм с витаминными добавками. Привезли коров в начале прошлого года, сегодня уже больше сотни отелились и дают молоко. Ещё три месяца назад надой с одной красно-пёстрой был десять литров, сейчас, благодаря новому главному зоотехнику, коровы дают больше пятнадцати литров молока.

— Мы пересмотрели рацион, и дело пошло на лад, — говорит  Наталья Макарова, главный зоотехник сельхозпредприятия «Вектор». — Нам также удалось повысить жирность молока с 3,2 до 4,2 процентов. Пока многие коровы раздаиваются после отёла, они вообще-то могут давать до двадцати пяти литров с головы. Дойка трижды в день: в шесть утра, в двенадцать дня и в шесть вечера. К Новому году удои повысились до трёх тонн.

Коров красно-пёстрой породы завезли в «Вектор» в рамках инвестпроекта. Его стоимость составила порядка трёхсот пятидесяти миллионов рублей. Половину дал минсельхоз в виде грантов и субсидий, половину вложило предприятие. К 2024 году здесь должно мычать семьсот голов крупного рогатого скота. Этой весной часть дойного стада, коров, дающих больше всего молока, определят в помещение, в котором будут хозяйничать голландские роботы. По проекту бурёнки будут свободно перемещаться по коровнику и подходить к роботу, чтобы подоиться и поесть. Всех секретов производитель пока не раскрывает – приглашает посмотреть, как пойдёт дело, в марте. А пока показывает пустующий коровник – здесь держали крупно-рогатый скот (КРС) на карантине, когда завезли поголовье, сюда же планируют поставить ещё сто шестьдесят бурёнок, которые приедут в «Вектор». Но руководитель предприятия, Сергей Гоманюк, уже сомневается, стоит ли везти новых коров?

— Возникает вопрос – а зачем везти новых коров? Мы договорённости по инестпроекту выполняем, КРС завезли, — говорит Сергей Гоманюк, руководитель сельхозпредприятия «Вектор». — Но есть проблемы. Да, край помогает, деньги дал, но это на содержание, на подготовку этих помещений и завоз сюда. А дальше – куда мы будем девать молоко? Как таковой сбыт сейчас  есть, куда деть. Сдаём на Переяславский молочный комбинат. Но они в стадии банкротства, и что будет дальше, мы не знаем. Где гарантия, что завтра они будут обязательно брать – её нет.  А если молоко завтра не возьмут – куда нам его вывозить – на площадь Ленина в Хабаровск? Машина у нас одна, мы справляемся кое-как, два рейса в день делаем на молокозавод. Но там есть риски. Возврат денег поздний. Почему поздно деньги возвращаются – потому что торговые сети задерживают с возвратом на молокозавод. Мы понимаем условия договора, который между заводом-переработчиком и торговой сетью, и выносим тот крест, тянем на себе, проблемы на нас переваливаются – получение денег. Там свои стандарты. Масло продается – рассчитывается через два — три месяца, за молоко рассчитываются через две — три недели. Мы ждём.

Вопросы волнуют и мешают верить в светлое будущее. Что делать дальше – построить свой завод по переработке? Это еще пятьдесят – шестьдесят миллионов рублей. Получится ли сформировать команду для работы на новом молокозаводе? Где взять толковых работников, профессионалов, если сельское хозяйство после девяностых развалили и люди уехали из деревни? Приглашать специалистов из Переяславки, постараться переманить? Или воспитать своих? Их тоже потребуется немало. Есть проблемы с логистикой. Объём молока неминуемо вырастет, и, значит, небольшой молоковоз, который сегодня есть у предприятия, не будет справляться. Придётся покупать новые машины, нанимать водителей. Если возить не в Переяславку, а дальше – будет ли это рентабельно? По какой цене будут принимать молоко? Вопросы, вопросы…

— Сегодня мы сдаём молоко по сорока одному рублю за литр, — продолжает Сергей Гоманюк. — И завод, который принимает продукцию, может как поднять, так и опустить цену. Стабильности нет. Если завтра скажут – везите, куда хотите, налоговая меня не пощадит, будут ещё банкроты – предприятия. Не стесняюсь сказать прям в глаза, что вся эта проблема у губернатора. Если губернатор захочет – то всё будет. Но сегодня по остаточному принципу, как сегодня существует: вам помогли, а вы дальше кувыркайтесь, но не на всё рук хватит и сил хватит.

Сегодня только социальные объекты – больницы, детские сады, дома престарелых и школы в Хабаровском крае потребляют порядка двадцати пяти тонн молока каждый день. Контракты на поставку молочной продукции получают не местные производители, а те, кто в рамках 44 федерального закона предложит наименьшую цену.

—  Почему мы не можем туда свежее хорошее молоко доставить? Которое будет живое, с момента сбора не более 36 часов, с момента регистрации в «Меркурии», с подтверждённым происхождением, что мы отсюда увезем, — говорит Сергей Гоманюк. — Через полчаса молоко уйдёт на молокозавод, через три часа – они могут после взятия анализов и пастеризации отправить в любые учреждения. Сегодня поставщик, который поставил некачественное молоко, у него партию бракуют, а не полностью прекращают с ним договор. Почему? И почему его не заносят в черный список, не снимают с поставки? Он же заведомо, чтобы войти в цену, делает фальсификат и удешевляет свой продукт, были такие случаи подтверждённые уже. Если бы у нас были гарантии сбыта в те же соцучреждения, для сельхозников это была бы уже гарантия, что можно выпускать молоко, что можно заниматься этим делом.

Министерство сельского хозяйства региона объясняет – у  них нет полномочий вносить изменения в федеральный закон. Поэтому участие сельхозтоваропроизводителя в госзакупках – его личное дело, минсельхоз не обязан вмешиваться. Сегодня на территории края зарегистрировано пятнадцать крупных производителей, которые выпускают цельномолочную продукцию, в год производят порядка шестидесяти тысяч тонн молока.

Как бы там ни было, всё равно наращиваем объёмы производства, по молоку имеем динамику положительную. Нам нужно сырое молоко. Поэтому обеспокоенности, куда это сырое молоко может быть сдано, я думаю, не должно возникать вопросов. Мы можем даже к тем выпускаемым шестидесяти тысячам тонн нарастить ещё столько же, потому что мы на сегодняшний день используем производственные мощности всего на 50%.Наши производители практически все расположены в Хабаровске, это Хабаровский район и Комсомольск, поэтому договориться, куда сдавать молоко – нет проблем. Молоко может принимать как Переяславский молочный завод, как комбинат детского питания «Молочный край», большой резерв у «Дакгомза», у него есть свои машины, которые возят молоко, — говорит Роза Качайкина, заместитель министра сельского хозяйства края по вопросам торговли и пищевой промышленности.

Сегодня сельхозпроизводители и животноводы имеют хорошую поддержку, говорят в минсельхозе. Это и увеличение ставки краевой субсидии за один килограмм реализованного молока – в прошлом году она выросла в два раза с шести до двенадцати рублей. Фермеры могут получать возмещение на приобретение племенного скота – не больше 75%, это порядка ста пятидесяти тысяч рублей за голову, обустраивать коровники и получать до трёхсот тысяч рублей на одно скотоместо. «Хабаровскплемсервис» бесплатно обеспечивает хозяйства семенным материалом – нет необходимости завозить и содержать племенных быков. В краевом бюджете на все меры поддержки, а их порядка пятнадцати, предусмотрено более трёхсот пятидесяти миллионов рублей.

— Производителям молока стоит самим позаботиться о сбыте и переработке своей продукции, — считает Роза Качайкина. — Где-то с 1999 года наши животноводческие фермы перестраивались и ставили модульные цеха. В настоящее время очень хорошо развивается, продолжает наращивать поголовье КФХ Скалюк, Арьянкина, сейчас расширяет свое хозяйство Борисов.

Возможно, сельхозпредприятие «Вектор» тоже поставит модульный цех и станет само перерабатывать своё молоко. Но это перспектива ближайших трёх – пяти лет, слишком большие затраты потребует производство. А свежее цельное молоко нужно потребителям уже сегодня. Напомним, самообеспеченность молочной продукции в крае сейчас ниже десяти процентов.

(По материалам habinfo.ru)