Туризму Дальнего Востока для развития нужно понятное ценообразование, транспортная доступность и популяризация в целом, рассказала в преддверии Восточного экономического форума исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломидзе.

– Мы встречаемся в преддверии ВЭФ, давайте поговорим о Дальнем Востоке. Какие перспективы есть у региона с точки зрения развития туризма?
– Все дальневосточные регионы интересны с точки зрения развития туризма, включая и неоднозначный по восприятию Магадан. Но это особенный туризм: в каждом регионе есть базовый продукт, есть что посмотреть и ради чего ехать в путешествие. Но в подавляющем большинстве случаев, этот продукт – не массовый. Нет смысла сравнивать Дальний Восток с другими популярными у россиян туристическими направлениями, это совершенно разные вещи. В России повсюду прекрасная природа, и на Кавказе, и на Урале, и на Северо-Западе, и в Сибири, но на Дальнем Востоке она особая, не похожая ни на что. Это словно другая планета. Там и арктический туризм иной, и круизы особенные, леса, нацпарки, горы, вулканы – все другое. На того, кто понимает специфику, это действует как сильный магнит.
Говоря о перспективах развития туризма в регионах Дальнего Востока, нельзя не учитывать расстояния и, соответственно, транспортную доступность, причем не только доступность каждого из регионов Дальневосточного федерального округа, но и возможности по доставке туристов в ту или иную точку в самих регионах. За небольшим исключением, города или иные объекты, которые можно объединить в один маршрут, очень сильно удалены друг от друга. И это неизбежно приводит к высокой себестоимости продукта. Поэтому туризм в регионах Дальнего Востока развивается и будет развиваться, но он не может быть массовым в силу удаленности и высокой себестоимости.
– Что нужно делать, чтобы туристы «не вытоптали» уникальные природные места на Дальнем Востоке, но в тоже время привлечь к нему внимание путешественников?
– Для увеличения турпотока и его равномерного распределения в течение всего года необходимо периодически пересматривать отношение к стандартам и обеспечению полной безопасности туристов. Но при этом каждый турист, который собирается на Дальний Восток, должен быть уверен, что для него там безопасно. А каждый представитель туриндустрии, который работает на Дальнем Востоке, должен знать, что турист там точно ничего «не вытопчет».
Одновременно с утверждением и соблюдением стандартов безопасности, нужна популяризация, понятное ценообразование и транспортная доступность. Поясню свою мысль: что такое Камчатка – сегодня знают все. А зачем ехать в Амурскую область или Хабаровский край, или Чукотку – об этом информации, мягко говоря, маловато. Удаленность, сложные климатические условия в виде перепада температур, штормов, снегопадов и даже землетрясений. Все это местные жители научились не замечать и принимать как данность. У них совершенно другой ритм жизни и отношения с природой. Из всего этого рождается некая автономность региона. Зачастую кажется, что это свой, закрытый для посторонних мир.
Когда мы говорим про увеличение турпотока, мы, конечно же, помним про стандарты сервиса и безопасности, которые вынуждены подстраивать природу под запросы путешественника. И здесь надо отдать должное людям, которые любят свою землю и не допустят небрежного отношения к тем же тропам, особенно на территории нацпарков, даже ради больших денег. Поэтому, когда речь заходит о том, что нужно что-то изменить для удобства туристов, порой возникает недопонимание.
– Чем Дальний Восток может привлечь туристов?
– У каждого из регионов Дальнего Востока есть свое лицо, и оно неповторимо. В Центральном федеральном округе мы знаем, что нас напоят иван-чаем, отведут в храм, покажут усадьбу и накормят сушками или пряниками. Потому что это некие классические атрибуты туристического путешествия в подавляющем большинстве регионов России.
Проблема в том, что эти атрибуты пора уже хотя бы чуть-чуть разнообразить. В случае с Дальним Востоком проблема другая – надо, чтобы о разнообразии в каждом из регионов округа узнало, как можно больше людей.
Каждый регион там особенный. Владивосток – вольный, интернациональный город. Прежде всего, там есть, где отдохнуть. «Владивосток гастрономический» поражает неизвестными большинству россиян блюдами, но это абсолютно не то же самое, что турист может попробовать на Сахалине или Камчатке. Это хоть и морская, но другая кухня. А чего только стоит «Земля леопарда». Правда, говорят, что вероятность встретить этого хищника там такая же, как и в Москве, но это не столь важно, сама природа будоражит воображение.
У Владивостока один образ, у Хабаровска другой, а Сахалин – вообще особая история. Это красные клены, цветущая сакура, сохранившиеся остатки японской архитектуры, маяк Анива, который многие видели на фотографиях. Но ни одна, даже самая художественная фотография не в силах передать атмосферу и пейзажи Охотского моря.
Камчатка – даже если вдруг ограничат доставку в Долину гейзеров, там все равно три ближайших вулкана находятся в пригороде Петропавловск-Камчатского, и до них можно доехать на машине. Мурашки бегут по коже, когда видишь в центре города залив, а за спиной у тебя сразу три вулкана.
Якутия – это мощнейшая энергетика реки Лена, Ленские столбы, сам Якутск, где добывают алмазы. Я перечислила пять регионов, а это пять разных туристических продуктов, и чтобы посмотреть каждый, нужна отдельная поездка.
– Как в регионе обстоят дела с комфортабельными местами размещения и инфраструктурой вообще?
– По-разному. Изо всех регионов Дальневосточного федерального округа в туристическом плане выделяется Приморский край. Он играет ведущую роль как координатор туристических инициатив во всем округе. Там возможен и пляжный, и культурно-познавательный туризм, и просто шопинг. Диапазон объектов и маршрутов широкий, но гостиничной базы все же не хватает даже с учетом того, что там проводятся такие крупные мероприятия, как Восточный экономический форум. Вот пример: в 2019 году туда приехало 50 тысяч человек, но в отелях их всех разместить не смогли.
Комфортных средств размещения не хватает и на Камчатке. Там нет ни сетевых отелей, ни даже емких трех- или четырехзвездочных, поэтому сложно говорить о полноценном приеме относительно массового потока туристов. Но есть перспективы, как и на Сахалине, на котором примерно такая же история с отелями. Хотя, справедливости ради, имеющийся спрос на острове плюс-минус все же удовлетворяют спрос.
У этих трех регионов есть, куда расти, и есть, кому эту инфраструктуру создавать. Нельзя сказать, что эти регионы работают на пределе своих возможностей. В июле и августе, в разгар сезона, все загружено, а в остальное время мест достаточно. Поэтому можно понять логику инвесторов: зачем что-то дополнительно строить, если стопроцентная загрузка всего два месяца в году. Но эта проблема решаема с увеличением информированности, транспортной доступности и понятного ценообразования.
Если брать в качестве ориентира Приморский край, то каждый из перечисленных регионов может достичь такого же уровня, в течение условно трех-пяти лет при наличии политической воли и готовности к переменам.
– Можно ли оценить турпоток на Дальний Восток в этом году?
– Спрос на путешествия в Приморский край в 2020 году упал более чем в два раза. Владивосток в прошлом году принял почти 1,3 миллиона человек, тогда как в 2019 году их было 5,3 миллиона. Причина понятна: локдаун из-за коронавируса. Интересную статистику аэропорт Владивостока демонстрирует за шесть месяцев 2021 года – 743 тысячи человек, это уже больше, чем было в первом полугодии прошлого года. Если такая динамика сохранится, то к концу этого года показатели будут еще выше. Этому способствуют снятие локдауна и кешбэк, благодаря которому только в июне Приморье приняло 175 тысяч путешественников. Это в 3,5 раза больше, чем в 2020 году. На Сахалине и Камчатке в 2020 году по сравнению с предыдущим годом турпоток упал почти в два раза.
Вообще, есть ощущение, что на Дальнем Востоке с осторожностью относятся к туристам из отдаленных от округа регионов. Да, именно Москва и Санкт-Петербург являются основными поставщиками туристов, но при этом в округе охотнее ориентируются на соседние и ближайшие регионы. Транспортная доступность их более высока, и туристам не надо тратить семь-восемь часов на перелет.
(По материалам РИА «Новости»)