экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

Камчатка — одно из самых притягательных мест для туристов. Как власти региона намерены развивать туристическую отрасль, что уже сделано для привлечения путешественников рассказал губернатор Камчатского края Владимир Солодов.

 Владимир Викторович, туристический сезон на Камчатке завершен. Что Вы можете сказать о его предварительных итогах? Повлияли ли ковидные ограничения на приток туристов в этом году?

— По турпотоку Камчатка в 2021 году превысила доковидный 2019-й — мы вышли на уровень в 250 тыс. туристов. Хотя статистика турпотока довольно условная, мы точно видим, что туризм вырос, как и интерес к Камчатке. И мы точно видим, что он превышает наши возможности по приему туристов в пиковый сезон. Исходя из этого, сейчас наше основное направление в области туризма связано с изменением модели нахождения человека на Камчатке.

Камчатка — это регион, который привлекает своей природой. И наша задача сохранить в нетронутом виде или внести минимальные изменения в уникальную природу края, но при этом дать возможность ее посещать большому количеству туристов. В первую очередь — нашим соотечественникам, в перспективе — иностранным туристам. Для этого мы предлагаем переходить к тому, что называется кластер. Когда мы фиксируем основные точки притяжения и вокруг них обстраиваем инфраструктуру, максимально вынося всю хозяйственную деятельность за их пределы. Тем самым мы вовлекаем в нее местных жителей. Также новая концепция предполагает переход от однодневного тура к многодневным и расширение сезонности туризма в регионе.

На днях Камчатский край официально подписал соглашение с государственной корпорацией «Туризм.РФ», которая будет оказывать регионам инфраструктурное содействие с точки зрения необходимых условий для туризма. Такие соглашение подписали целый ряд регионов, Камчатка стала одним из них. Соглашение не декларативное, за ним есть конкретное содержание, которое позволит нам привлечь федеральные средства на развитие туристической инфраструктуры. Мы уже работаем с корпорацией, с ее руководителем Сергеем Сухановым, с Дмитрием Чернышенко (вице-премьер правительства РФ по координированию проектов в области культуры, спорта, СМИ и туризма — ИФ) над конкретным наполнением, мастер-планом развития туризма на Камчатке, привлечением инвестиций в приоритетные точки, созданием условий для этого. Для нас это очень важное соглашение.

— Что это за точки?

— Мы определились с приоритетными точками притяжения туристов. Так, это зона вокруг Паратунки — территория в Елизовском районе края, богатая термальными источниками, которая уже сейчас развивается. Там сформирована площадка под названием «Туристско-рекреационный комплекс Паратунка». Пока это разрозненные объекты, нужно их привести в единую систему. Туда подводится инфраструктура за счет средств федерального бюджета. Сейчас мы привлекаем туда инвесторов под строительство гостиниц, туристических объектов.

Другая часть этой зоны называется «Зеленовские озерки» — это чуть севернее райцентра Елизово. Принцип там такой же — выделена территория, подводится инфраструктура, термальная вода, газ. Получен инфраструктурный кредит на строительство туда дороги. И уже на «нарезанных» участках свои проекты реализуют инвесторы, включая, например, Олега Тинькова с его туристическим объектом — базой по проекту «Ля Дача». Он сейчас уже в завершающей стадии. И мы договорились, что 2023 Новый год на его базе смогут отметить туристы.

«Паратунка» и «Зеленовские озерки» вместе объединяются в центральную агломерацию вокруг главного аэропорта Камчатки.

Второй кластер на юго-востоке Камчатки — это зона вулканов Вилючинского, Мутновского и Горелого. Там есть якорный инвестор — компания «Парк «Три вулкана» группы «Интеррос», которая занималась созданием курорта «Роза Хутор». Это масштабный проект — круглогодичный курортный парк международного класса «Три вулкана». Его основная ценность в том, что он позволяет по земле очень быстро (всего 80 км от аэропорта) получить доступ ко всем особенностям Камчатки: действующие вулканы, уникальные горнолыжные возможности (они планируют до 50-ти километров горнолыжных трасс развить), термальная вода, выход к океану, возможности активного трекинга летом, водопады, источники, миниатюрная долина гейзеров. В достаточно компактной зоне между тремя вулканами у туриста есть возможность буквально в часе-полутора езды от аэропорта получить доступ ко всей красоте, всему, чем Камчатка славится. Я уже не говорю про диких животных, которых здесь достаточно.

Третье — южный кластер вокруг Курильского озера на территории Южно-Камчатского заказника, где обитает одна из крупнейших охраняемых групп бурого медведя в мире и крупнейшая в России. Этот кластер мы назвали «Заповедная «Камчатка». Сейчас сюда прилетают однодневные вертолетные туры. К сожалению, в этом году случилась трагедия с вертолетом с туристами на Курильском озере. Наша задача — на этом направлении заменить вертолеты на самолеты.

Развиваем аэропорт в расположенном неподалеку поселке Паужетка, который должен стать точкой притяжения многодневных туристов. И отсюда будут расходиться десятки маршрутов, из которых Курильское озеро, конечно, останется жемчужиной, но только концентрации всех туристов вокруг озера не будет. Само озеро не может принять больше посетителей, иначе будет негативное воздействие на природу, животных.

И четвертая тема — это Долина гейзеров. Уже в этом году мы смогли нарастить туристический поток в Долину гейзеров на 60% — до 8 тыс. человек. Но в перспективе там мы тоже хотим кластерный подход задействовать.

Долина в пиковый сезон уже не справляется с туристами. Просто наращивать турпоток там бессмысленно и вредно, поскольку это приведет к деградации природы. Емкость Долины гейзеров как локации достаточно ограничена. В этом году, увеличив ее до 8 тыс. человек, мы подошли к пределу. Увеличить приток туристов можно еще на 50% — до 10 тыс. человек, но вряд ли сама Долина сможет вместить больше.

Сейчас тур Долину гейзеров — это вертолетный перелет, однодневная экскурсия к гейзерам, к чаше древнего потухшего вулкана Узон и обратно. Мы хотим сохранить эту возможность и предложить альтернативу.

В этом году закончилось строительство 300-километровой автомобильной трассы из Петропавловска-Камчатского до райцентра Мильково — это три-четыре часа в пути по комфортной дороге. Ожидаем приток туристов автомобилями в Мильково. Оттуда 30-минутный перелет вертолетом в Долину гейзеров (соответственно, он будет существенно дешевле). Обеспечим возможность пеших маршрутов между Долиной гейзеров и Узоном, после чего — короткий перелет до побережья и возможность возврата в Петропавловск-Камчатский катером или морским судном. 10 часов пути, 200 км и возможность ознакомиться со всеми особенностями Камчатки. Это уже морской туризм. Здесь по пути есть лежбище сивучей и потрясающей красоты побережье. Халактырский пляж в пригороде Петропавловска-Камчатского. Люди получат возможность совершить четырех-пятидневный тур.

Если мы говорим про кластер вокруг Долины гейзеров, приток туристов туда можно легко увеличить раз в десять за счет увеличения точек притяжения вокруг Долины и организации правильного «маршрута впечатлений». Мы же едем за впечатлениями. Если просто в саму Долину гейзеров в моменте увеличить поток кратно, мы потеряем эффект. Это будет суета, толкотня, мы лишимся чувства заповедного места. Ведь в Камчатке что уникально — на Камчатке ты, человек, понимаешь, что ты не такой уж великий и что ты зависишь от природы, ты ее чувствуешь, она близка. Ходит медведь, ты понимаешь — его надо уважать. Извергается гейзер, под ногами что-то бурлит — ты понимаешь, что нельзя сходить с тропы, потому что это такие законы природы, ты их физически ощущаешь. Это меняет мышление, это очень ценный на самом деле эффект, и мы его не можем сохранить, просто линейно увеличивая количество туристов. Да, мы увеличим на порядок посещаемость, но за счет кластерного подхода.

Сейчас еще проблема в том, что турист, приезжая, останавливается, как правило, на одной из баз отдыха в Паратунке, занимает коечный фонд, но каждый день летает. В Долину гейзеров слетал, на Курильское озеро слетал, на морскую рыбалку съездил, на вулканы съездил, съездил на сплав. Номерной фонд занят, вертолеты очень активно задействуются, ценник растет. Емкость очень маленькая, потому что мы не можем десятки тысяч туристов таким образом «переварить». То, что я предлагаю: человек заселился, ночь провел в номере, а потом не обязательно его занимает. Он может выехать, четыре-пять дней путешествовать (в это время оборот номерного фонда увеличивается), а потом вернуться, и потом уже на термальных источниках в Паратунке или Зеленовских озерках прийти в себя после активного маршрута и уже после этого отбыть.

Еще один плюс — это погода. У нас иногда случается, что неделю погода нелетная. Туристы вынуждены корректировать свои маршруты и оставаться в Паратунке и Зеленовских озерках. Новый подход позволяет избежать таких ситуаций. И еще раз подчеркну: мне очень важно вовлечь в турбизнес местных жителей. Сейчас они вообще не участвуют в этом, они видят только пролетающие вертолеты. А дальше туристы просто доезжают до безлюдных мест в заповеднике и обратно. Мне важно, чтобы то же село Мильково было вовлечено, и поселки по пути.

Здесь я хотел бы рассказать про соколиный центр в Мильковском районе. Это крупный проект, который реализуется по поручению президента. Занимается им Фонд Росконгресс и его инвестиционная платформа — РК-Инвестиции. Уникальный в нашей стране проект. Есть такой проект в Киргизии, мы с ними сотрудничаем. Уже собственно центр, питомник построен, птицы подращиваются. Построена и облетная башня, с которой соколы учатся летать. Потом тренировочный процесс выстраивается. Центр решает две задачи. Первая — это воспроизводство исчезающих птиц, которые, к сожалению, были выбиты браконьерами. Соколы кречеты очень ценятся на рынке арабских стран как ловчие птицы. И второе: выращенные в неволе кречеты могут легально экспортироваться и тоже быть источником, скажем так, инвестиций и окупаемости этого проекта. Совершенно уникальная история, еще раз повторюсь, по поручению президента в короткие очень сроки реализована. Первое поголовье выведенных здесь птиц ждем в следующем году. Это тоже будет точка притяжения для туристов, она находится по пути на дороге Петропавловск-Камчатский — Мильково. И таких точек здесь десятки — и для сплавов, и для рыбалки. Здесь Малки (это тоже уникальные термальные источники) и так далее. Сейчас они все остаются за бортом. Мы их должны вовлечь.

Ну и последний из приоритетных кластеров — это Ключевская группа вулканов, которая тоже привлекает много туристов. Сейчас она достаточно отдалена, даже вертолетом туда непросто добраться. Работаем с краевым Минтрансом, чтобы продолжить строительство асфальтовой дороги Петропавловск-Камчатский – Мильково дальше, до Усть-Камчатского района. Ну, и планируем построить в местном поселке Ключи взлетно-посадочную полосу, чтобы обеспечить с ним прямое воздушное сообщение малой авиацией.

Этим, конечно, наши планы не исчерпываются. У нас в планах туры на Командоры, развитие маршрутов на Северные Курилы, развитие круизного туризма и снегоходный туризм. И вот наш проект «Берингия», который в этом году выйдет на качественно новый уровень. Изначально это была традиционная камчатская гонка на собачьих упряжках, которая разрослась в масштабный зимний фестиваль. В этом году он объединит все районы Камчатки, где пройдут различные мероприятия под единым брендом «Берингия».

Мы меняем подход к туризму по Камчатке от однодневного к многодневному, от вертолетного к комбинированному. В некоторых местах мы не уйдем от воздушного сообщения, но комбинированные туры максимально расширим. Из важнейшего: максимальное вовлечение местных жителей, увеличение количества дополнительных точек притяжения и расширение сезонности, чтобы максимальную загрузку обеспечить. Тогда мы сможем в несколько раз увеличить туристический поток, подчеркну, без увеличения нагрузки на природу, на нашу уникальную хрупкую экосистему.

— После трагедии на Курильском озере Росавиация ограничила до 16 января 2022 года срок действия сертификата эксплуатанта «Витязь-Аэро» — основного перевозчика в турсфере региона. Какие, на Ваш взгляд, перспективы у компании?

— На Камчатке, конечно, не уйти от вертолетных перелетов. Поэтому мы все усилия прилагаем, чтобы компания «Витязь-Аэро» снова стала летать. Я уверен, что в следующем туристическом сезоне мы этого добьемся. Это на самом деле основная вертолетная авиакомпания в регионе. У них 24 вертолета Ми-8 — две трети всего парка таких вертолетов в крае. Кроме того, у «витязей» за частные средства создана очень хорошая наземная инфраструктура — вертодромы. Качественные, современные, построенные при поддержке федерального центра по линии территории опережающего развития. Но еще более важен человеческий потенциал, который там собран. Потому что один из самых ценных ресурсов — это летчики, которые умеют летать в гористой местности. И они действительно много вкладывались в это, воспитывали летчиков. У них достаточно молодой летный состав, и самое главное его сохранить. Эта та ценность, которую не создашь за год, или за два. Мы уверены, что компания «Витязь-Аэро» в ближайшее время устранит все недостатки, все замечания и сможет приступить к полетам.

Но при этом мы, конечно, понимаем, что и альтернативные перевозчики тоже должны развиваться. В моменте я могу сказать, что мы справились со всеми социально значимыми перевозками.

— Как уход «Витязь-Аэро» с рынка повлиял в этом сезоне на туристические перевозки по полуострову? Справились ли другие авиакомпании с нагрузкой?

— Наши туристические компании, конечно, пострадали. В моменте у них были очень серьезные потери, я здесь не буду лукавить. Это видно даже по туристическому потоку на Курильское озеро — мы не вышли на уровень турпотока прошлых лет из-за этой трагедии.

Конечно, в стратегической перспективе мы будем максимально замещать туристический вертолетный парк малой авиацией, самолетами. Но это не везде возможно. Например, есть экстремальный туризм, хели ски (разновидность горнолыжного спорта фрирайда: спуск по нетронутым снежным склонам вдалеке от подготовленных трасс с подъемом к началу спуска на вертолете). Возможности посещения дикой природы часто останутся за вертолетами (по крайней мере ниша достаточно дорогостоящих туров).

Что касается развития авиасообщения самолетами, то первоочередные планы — это полеты в поселок Озерновский Усть-Большерецкого района на юго-западе полуострова, взлетно-посадочная полоса там есть. Есть также возможность перелетов в Мильково (здесь хорошая взлетно-посадочная полоса), прорабатываем такую возможность в поселок Ключи. Идет реконструкция аэропорта в Усть-Камчатске, есть планы по осуществлению самолетных перелетов в Северо-Курильск. У нас, кстати, в этом году создана еще одна частная авиакомпания, «Камчатка» называется. Они приобрели свое первое воздушное судно, легкомоторный самолет Cesna Grand Caravan. Сейчас будут наращивать авиапарк для туристических перелетов

— А Командорские острова?

 Командоры — это точка, которая обслуживается нашей авиацией, туда осуществляются регулярные перелеты (когда позволяет погода), которые доступны для туристов тоже. Время в пути 1 час 40 — 45 минут. Там есть проблемы с инфраструктурой, но поскольку на Командорах, на острове Беринга, у нас есть поселок Никольское, местных жителей инфраструктурой в любом случае обеспечим. Это наша социальная обязанность.

 Какими бортами малой авиации планируется доставлять туристов?

 Мы делаем ставку, конечно, на суда российского производства. Что касается Камчатского авиационного предприятия, которое вошло в единую дальневосточную авиакомпанию, сейчас это самолеты Л-410. Постепенно будут выходить из эксплуатации Ан-26 и Як-40, которые сейчас осуществляют полеты. Они будут замещаться новыми судами Ил-114 и «Байкал» — небольшой легкомоторный самолет. Зарубежные суда у нас приобретают только частные инвесторы. Повторюсь, для нас, безусловно, ставка на использование российской авиационной техники является основной.

— Российские самолеты будут приобретать за счет региона?

 Мы работаем по разным направлениям. Я большую надежду связываю с единой дальневосточной авиакомпанией «Аврора», которая создана и заработала в этом году. Решением президента определен график приобретения судов для нее и, в том числе, механизмы поддержки со стороны федерального бюджета.

 Планируется ли привлечь на Камчатку компании с малыми вертолетами на 6-8 мест, такими как Bell или Eurocopter?

 Такие вертолеты есть на Камчатке, частные туркомпании их используют. Но с точки зрения основных перевозок Ми-8 сейчас самое эффективное и надежное, самое перспективное воздушное судно. Возможность перевозки более 20 пассажиров одним бортом делает его экономичным по сравнению с более компактными вертолетами. За ними остается сегмент эксклюзивных туров индивидуальных туров.

Но мы внимательно смотрим на новые модели российских легких вертолетов, например, Ансат. Пока они не очень адаптированы под наши условия. Но мы ведем работу с холдингом «Вертолеты России», озвучили свои пожелания по параметрам воздушных судов, и уверен, что по мере их доработки, российские легкомоторные вертолеты тоже будут поступать к нам на службу.

 В этом сезоне час полета на вертолете для камчатских туркомпаний доходил до 400 тыс. рублей. Как власти могут повлиять на снижение этих расценок?

 400 тысяч — это предельная стоимость, максимальная. Средняя, конечно, существенно ниже — около 270-320 тыс. рублей. Регулировать эти цены сложно, поскольку это объективная стоимость. Она определяется рыночными факторами и складывается из стоимости вертолетной техники лизингом, из обслуживания и, конечно, из топлива. У нас очень дорогое топливо. Но фактором для снижения стоимости полетов может быть федеральная помощь при приобретении вертолетов, тогда лизинговые платежи уходят (а лизинговые платежи могут занимать до трети себестоимости). Это достаточно серьезная составляющая. Второе — это удешевление топлива. Сейчас правительство Российской Федерации ведет большую работу по тому, чтобы топливо на Дальнем Востоке было сопоставимо с его стоимостью в, так скажем, регионах с хорошей связанностью. Уверен, что если два этих фактора удастся решить, то и стоимость одного часа полета удастся снизить.

 В конце сентября Вы заявили, что с 1 ноября для всех желающих гостиничные услуги будет оказывать расположенная на термальных источниках база «Сыпучка», являющаяся краевым государственным казенным учреждением при аппарате губернатора и правительства Камчатского края. Она открылась? Какие расценки?

 База «Сыпучка» работает с ноября. Сейчас ее руководство отрабатывает все нюансы приема туристов. Ценовые параметры разные, они в целом соответствуют рыночным условиям. Начинают они от 4 тыс. 760 рублей и до 10 тыс, рублей за номер. Детально все условия опубликованы. Мы рады, если туристический поток будет больше, поскольку он позволит сократить и частично компенсировать расходы, которые правительственная база сейчас несет как созданная ранее инфраструктура. Но в целом это, конечно, далеко не главный туристический объект. Это скорее касается нашего подхода к тому, что любая инфраструктура должна работать для людей, быть доступной для всех желающих и приносить максимальный эффект, не простаивая, когда нет в крае официальной делегации и мероприятий.

Что касается ключевых объектов. Из перспективных, стратегических это, конечно, «Парк «Три вулкана». Это будет гостиничный кластер, в этой зоне планируется создать до 2 тыс. номеров. Если говорить про более близкие — это, безусловно, гостиница, строительство которой заканчивается в центре Петропавловска-Камчатского. Гостиница высокого уровня, пятизвездочная. Ее достаточно давно строят, вложен большой объем инвестиций. Тут были свои сложности с необходимостью перепроектировки. Но, надеюсь, что в следующем году строительство будет завершено, и она начнет принимать гостей.

Я уже упоминал значимый для нас объект, который реализуется по стандартам Олега Тинькова «Ля Дача» в Зеленовских озерках. Тоже в следующем году он должен быть введен в эксплуатацию.

Строят целый ряд новых объектов. В основном это небольшие гостиничные объекты. Основные преимущества Камчатки — это возможность достаточно уединенного размещения, именно за этим люди приезжают, именно на это мы делаем ставку. В этом смысле мы не видим очень большого количества крупных отелей. Скорее, это разветвленная сеть относительно небольших, но качественных баз, которые предоставляют возможность почувствовать на себе единение с природой.

 А глэмпинги не рассматриваете в этом плане?

 Глэмпинги активно на Камчатке развиваются. Часть из них уже построена как раз в зоне трех вулканов — это часть центральной зоны Камчатского края. Их развитие активно идет на Халактырском пляже. Это направление с точки зрения возможности доступа к природе, конечно, очень перспективно. Но здесь я хочу подчеркнуть, что мы будет исходить из, так скажем, верхнеуровневого планирования — когда у нас есть единый мастер-план территории, после этого территория разбивается на приоритетные точки, дальше по каждой точке формируется детальный план инфраструктуры и размещения. Требования к визуальному оформлению, к внешнему виду. К соблюдению экологических требований. Необходимо сначала развить инфраструктуру. В противном случае мы рискуем получить большой негативный эффект за счет хаотичной застройки. Эту работу мы с Ростуризмом планируем в следующем году реализовать. Поручение соответствующее дано, мы на постоянной связи. Уверен, в следующем году увидим уже практический результат этой работы.

— Но для этого необходимо большое привлечение инвестиций. Камчатский край не сможет ведь все это за счет бюджета построить.

 Безусловно. В целом, наша ставка — строить туристические объекты за счет честных инвестиций. Бюджетные средства должны направляться лишь для создания необходимой инфраструктуры, чтобы потом уже частные инвесторы уверенно могли вкладываться в те или иные объекты. А так, безусловно, развитие самих туристических объектов государством не предполагается.

— Вовлечены ли местные туркомпании, которые будут потом предоставлять туры, в работу по созданию кластерного подхода?

— Конечно. Наша ставка на то, чтобы сохранить тот туристический бизнес, который есть. И, конечно, нам нужно тоже его развивать, выводить на новый уровень обслуживания, новые ниши видеть и занимать. Но при этом мы находимся в постоянном контакте. Я буквально две недели назад проводил большую стратегическую сессию с представителями туризма, где мы обсуждали ключевые направления по той работе, о которой я говорил. Моя задача, чтобы с приходом крупных федеральных игроков, крупных инвесторов федеральных мы защитили наших частных камчатских операторов, потому что именно они могут передать ту особенность, то чувство места, ту эксклюзивность, которые на Камчатке есть. И как говорилось, это рабочие места, которые должны быть у нас на Камчатке.

Если вернуться к целевым индикаторам, у меня нет задачи какое-то количество туристов привезти на Камчатку — миллион, два миллиона, пять миллионов. Это не самоцель. Я так фиксирую задачу перед правительством — создать рабочие места в туристической сфере. 10 тыс. легальных рабочих мест быть созданы к 2025 году. К этой задаче мы идем. И это является для меня самоцелью — чтобы туризм работал на Камчатке, создавал ценности, создавал рабочие места и позволял нашему региону развиваться.

(По материалу  “Интерфакс-Россия”)