Юбилейный пятый Восточный экономический форум должен стать своеобразным рубиконом для экономики Дальнего Востока. Сегодня бизнес уже может опереться на созданные индустриальные площадки ДФО, нормативно-правовое поле и преференциальные механизмы. Заработали эффективные меры государственной поддержки инвестиционным проектам, обеспеченные реальным финансированием. А главное – в дальневосточную административную и бизнес-систему все активнее приходят современные управленцы и менеджеры, способные на практике реализовать амбициозные проекты и решать стратегические задачи. Об инвестиционной привлекательности дальневосточных регионов и условиях, созданных для бизнеса, журналу «Развитие региона» рассказывает Министр РФ развития Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов.

— Александр Александрович, действительно сейчас, буквально на наших глазах, происходит перезагрузка дальневосточной экономики?

— Да, за последние три-четыре года в экономику ДФО вложены колоссальные денежные средства и материально-технические ресурсы, и развитие Дальнего Востока действительно стало приоритетной стратегией для государства. Сейчас мир смещается на восток. А ДФО ближе всех в России находится к самому быстрорастущему рынку азиатско-тихоокеанских стран. Однако географическая близость еще не определяет и не гарантирует успешного развития. Поэтому непосредственно для Дальнего Востока созданы уникальные преференциальные режимы, разработана современная нормативная база. На сегодняшний день 42 федеральных закона и 190 постановлений Правительства РФ обеспечивают стабильность и конкурентность условий ведения бизнеса на Дальнем Востоке. Дальний Восток — это огромная территория даже для России, и тема его развития — это не повод просто так «поговорить», а необходимость целого комплекса мероприятий и волевых решений власти и бизнеса.

Благодаря созданным преференциальным режимам (ТОР, СПВ, инфраструктурная и административная поддержки), бизнесмены повернулись в дальневосточную сторону. В регионе начали строиться предприятия, создаваться новые рабочие места. Условные весы, на которых инвесторы взвешивают «за» и «против», тянут их на Дальний Восток. Бизнес понимает, что потраченные сегодня и здесь деньги завтра реально принесут прибыль.

— Как это выглядит в цифрах? Речь идет о новых отраслях экономики или модернизации традиционных?

— Сейчас на Дальнем Востоке заявлено 39 крупнейших инвестиционных проектов, в будущем — это 70 тысяч рабочих мест. Среди них как совершенно новые отрасли для Дальнего Востока, например, нефтегазохимия, так и традиционные, такие как добыча угля. Но главное — в другом. Все это инновационные и мощные проекты, которые уже сегодня начинают менять облик Дальнего Востока. Во-первых, в экономическом плане, а во-вторых, в инфраструктурном. В конечном итоге выигрывает не только инвестор, но и регион.

То есть инвесторы вкладывают деньги в открытие производства, создают рабочие места, а государство предоставляет субсидию на строительство «дорогой инфраструктуры», которые они сами не потянут. Это объекты электроэнергетики, железнодорожной инфраструктуры, наружного газопровода, крупных автомобильных дорог. Субсидии уже получили 10 инвесторов на сумму 24 миллиарда рублей. В прошлом году ввели в строй 5 объектов: автомобильные мосты, железнодорожная инфраструктура и энергетическая подстанция. В этом году будет еще два крупных энергосетевых объекта, профинансированные в прошлом году. Речь идет о ЛЭП мощностью 220 кВ в Амурской и Магаданской областях: «Февральск -Рудная» протяженностью 174 километра и «Усть-Омчуг – Омчак Новая» — 120 километров. Благодаря такой поддержке и преференциальным дальневосточным режимам, запущены горно-обогатительный комбинат на базе Наталкинского золоторудного месторождения компании «Полюс» и Тарынский горно-обогатительный комбинат.

— Александр Александрович, порой одной финансовой помощи и преференций недостаточно. Нужны административные решения…

— Разумеется. Помимо инфраструктурной поддержки, мы оказываем и административную помощь. Это действительно важно. В настоящее время мы оказываем содействие и обеспечиваем сопровождение 43 инвестиционным проектам. Среди них, например, строительство автомобильного моста «Благовещенск – Хэйхэ» в Амурской области, строительство Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината в Еврейской автономной области, модернизация и расширение производства фабрики деревянных игрушек «Эко Тойс» в Приморском крае.

— На что еще может рассчитывать инвестор?

— Мер поддержки достаточно много. Так, с помощью Фонда развития Дальнего Востока инвестор может рассчитывать на так называемые дешевые кредиты. По такой схеме строится терминал Хабаровского аэропорта. В сентябре он будет сдан. Это как пример еще одного вида поддержки.

В целом на сегодняшний день на Дальнем Востоке начало свою деятельность 242 предприятия. Остальные инвестиционные проекты, а их общее число уже превышает 1800, находятся в разной степени готовности. Кто-то еще в стадии бизнес-плана, у кого-то разрабатывается проектно-сметная документация, кто-то уже «зашел в стройку». Могу сказать так: те проекты, которые были хорошо проработаны, реализуются энергичными темпами. Но есть проекты, которым необходима дополнительная поддержка. И на региональном уровне, и на федеральном.

Поэтому мы разрабатываем условия, которые могут поддержать будущие проекты. Это снижение ставки кредитования для перерабатывающих предприятий и субсидирование процентной ставки по банковским гарантиям в целях ускоренного возмещения НДС.

Хочу подчеркнуть, что мы адресно работаем с каждым инвестором по всем вопросам, которые возникают. Инвесторы рискуют деньгами, и наша задача предложить им действенные механизмы. Поскольку цель у нас одна — довести проект до конца, чтобы он не остался «заявкой на бумажке», а был реализован.

Новые механизмы поддержки инвестиционных проектов на Дальнем Востоке (ТОР и СПВ) действуют в отношении исключительно новых инвестиционных проектов. Вместе с тем на Дальнем Востоке наблюдается сокращение инвестиций в действующие производства малых и средних предприятий. За последние 5 лет доля обрабатывающей промышленности в экономике Дальнего Востока не показывает положительной динамики.

Поэтому мы прорабатываем вопрос введения механизма специального вычета, который будет направлен на стимулирование инвестиций в модернизацию существующих предприятий. По этому механизму инвестор сможет вернуть затраты, направленные на модернизацию своего предприятия. После завершения модернизации он сможет уплачивать меньше налогов на прибыль и имущество, земельного налога, тем самым возвращая вложенные средства в обновленные производственные мощности.

— В этом году перед дальневосточным агропромышленным комплексом поставлены серьезные задачи по увеличению урожайности сельскохозяйственных культур и в целом – наращиванию объемов урожая. На какие меры поддержки могут рассчитывать аграрии?

— Поддержать сельскохозяйственные отрасли регионов Дальнего Востока помогут такие меры, как, например, компенсация затрат на мелиорацию и известкование почв. Есть понимание, что эти мероприятия создадут дополнительные условия для введения в оборот залежных земель сельскохозяйственного назначения, и это поможет привлечь новых инвесторов в отрасль. А если увеличить размер возмещения части понесенных затрат на создание молочных ферм и ввести возмещение расходов на создание теплиц, то это позволит кратно увеличить число предприятий, которые будут поставлять на местный рынок молочную продукцию и овощи. Это особенно важно для таких регионов, как Якутия и Камчатка.
Кроме этого, мы активно поддерживаем Министерство сельского хозяйства России, которое выступает за субсидирование затрат крестьянско-фермерских хозяйств и кооперативов на энергоносители и доставку техники. Это поможет остановить их масштабное сокращение и создаст условия для обновления парка сельскохозяйственных машин.

На самом деле мы ведем скрупулезную работу по анализу уже действующих преференций в сельском хозяйстве Дальнего Востока. Поскольку мы понимаем, что придумать «раз и навсегда» невозможно, то постоянно изучаем новые формы поддержки.

Вместе с тем всем надо понимать, что пахотные земли должны давать максимальную отдачу регионам. С этой целью нами совместно с Агентством Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АНО АПИ), Корпорацией развития Дальнего Востока (КРДВ) разработан новый инструмент — «банк сельхозземель» и уже организована работа по инвентаризации земель сельскохозяйственного назначения на территории ДФО. Необходимо понимать, какие площади могут быть переданы инвесторам, эффективно реализующим проекты в сфере сельского хозяйства.

— Что-то уже сделано в этом направлении?

— Да. АНО АПИ провело инвентаризацию земель в Приморском крае и Амурской области. Выявлялись «свободные» для последующей постановки на кадастровый учет и неиспользуемые земли, которые находятся в аренде или брошены. Было выявлено 501 тыс. га таких земель в Приморском крае (366 тыс. га «свободных» и 135 тыс. га неиспользуемых арендных) и 343 тыс. га — в Амурской области (249 тыс. га «свободных» и 94 тыс. га неиспользуемых арендных). В ближайшее время инвентаризация начнется в Забайкальском крае, Республике Бурятия, Еврейской автономной области, Хабаровском крае.

Для «свободных» земель идет подготовка и утверждение схем расположения земельных участков на кадастровом плане территории, формирование межевых планов земельных участков. После этого земельные участки ставятся на государственный кадастровый учет и регистрируется право собственности. Земли могут включаться в составы территорий опережающего развития. Это позволит предоставлять инвестору под сельхозпроекты земельные участки без конкурсных процедур в порядке резидентства в ТОР. Контроль над реализацией инвестпроекта в ТОР осуществляет КРДВ.

При выявлении неиспользованных арендованных земель предпринимателю вначале направляется претензия, чтобы он выполнял условия договоров аренды. В случае неисполнения арендных обязательств в течение месяца муниципальное образование обращается в суд с иском о расторжении договора аренды.

С помощью «банка сельхозземель» можно посмотреть в конкретном муниципальном районе наличие типов сельскохозяйственных земель в муниципалитете, увидеть, какой они площади, где расположены. В базовой карточке земельных участков дается информация по проведенной инвентаризации, есть фотоматериалы и обзорное видео. Одновременно созданный сервис оперативно обрабатывает заявки инвесторов, что будет содействовать более быстрому запуску инвестпроектов. Планируется, что презентация «банка сельхозземель» пройдет на Восточном экономическом форуме.

— Есть устойчивое мнение, что административные структуры медленно реагируют на предложения бизнеса. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Скажу, что это уже не соответствует действительности. Мир меняется стремительно, и мы должны за ним успевать. Если к нам обращается бизнес или региональные власти, то мы в режиме онлайн реагируем на каждый их запрос. Например, они вышли к нам с предложением пересмотреть систему налоговых льгот для резидентов ТОР и СПВ. Сейчас мы прорабатываем этот вопрос. Один из пунктов — сделать ставку на прибыль организаций 7% с момента запуска проекта. Сейчас установлено нулевое значение в течение 5 лет и только в дальнейшем увеличение процентов. Ключевая идея предложения — это то, что регионы сразу начнут получать налоговые доходы от реализации инвестиционных проектов.

Также по просьбе бизнеса мы прорабатываем вопрос по созданию в структуре КРДВ проектного института, наделенного полномочиями осуществлять государственную экспертизу проектно-сметной документации и подтверждения сметной стоимости объектов резидентов и инфраструктуры ТОР и СПВ.

— Что это даст?

— Это даст сокращение сроков и оптимизирует административные процедуры. Кстати, такими полномочиями уже наделена Госкорпорация «Росатом».

— С какими предложениями еще выступает Минвостокразвития?

— Мы выступаем за продление действующего механизма снижения энерготарифов для промышленных потребителей. Принятое в 2017 году решение о снижении тарифов стало существенным фактором ускорения социально-экономического развития макрорегиона. Для 86 тысяч предприятий и 7 тысяч бюджетных организаций в 5 дальневосточных регионах тариф был снижен. Разработанный нами законопроект сейчас уже проходит процедуру согласования с федеральными органами исполнительной власти.

Президент России Владимир Путин подписал Федеральный закон «О внесении изменений в Федеральный закон «О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации» и отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Этот документ улучшает условия для резидентов, теперь в границы ТОР могут быть включены и акватории водных объектов. Резиденты ТОР приобретают право пользования водными объектами в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации и другими федеральными законами. То есть получить участок для забора воды или для других целей резидент может только в общем порядке, зато реализовывать свой проект он может, используя налоговые льготы и административные преференции режима ТОР. Это очень важно, потому что это уточняет местоположение границ ТОР и расширяет возможности ведения бизнеса на Дальнем Востоке. Пример — компания «Новатэк». Благодаря АкваТОРу предприятие сможет реализовать свой проект, а Камчатка получит источник газа.

— Лесное хозяйство Дальнего Востока тоже нуждается в реформах…

— Согласен. Мы все говорим о том, как дико вырубается лес. Сколько кругляка вывозится. Это надо прекращать! На территории Дальнего Востока нужно создавать производства по переработке деловой древесины, и это должно быть компетенцией местных предпринимателей. Так же, как и экспорт переработанной продукции.

Наши инициативы по повышению таможенных пошлин на вывоз необработанного леса уже приняты, и это станет стимулом для развития деревообрабатывающей промышленности. Так, с 1 января 2019 года размер пошлины уже увеличился до 40%, а с 1 января 2020 года вырастет до 60%. И до 80% — с 1 января 2021 года.

При этом вопрос формирования условий для глубокой переработки древесины на Дальнем Востоке еще не решен. Есть серьезные проблемы. Так, в частности, отсутствует механизм системного развития магистральных лесных дорог. Нет актуальной информации о фактически доступной лесосеке, а материалы лесоустройства устарели, как, впрочем, и нормативно-правовая база.

Одним из инструментов решения ряда острых отраслевых проблем может стать цифровая платформа лесвосток.рф, которую разрабатывает Фонд развития Дальнего Востока (ФРДВ), основываясь на успешном опыте цифровизации сектора аквакультуры. Речь идет о создании единого цифрового сервиса управления лесными ресурсами Дальнего Востока.
Новый механизм существенно повысит как эффективность госуправления, так и рыночных механизмов в отрасли. Он позволит обеспечить для инвестора принцип «одного окна» во взаимоотношениях с органами государственной власти и взаимосвязанность действующих государственных информационных систем.

«Лесной» интернет-сервис создается в интересах трех групп пользователей: инвесторов, государства и участников рынка. Он будет состоять из четырех основных блоков: интерактивной карты с актуальными данными о доступных лесных ресурсах, электронной торговой площадки для распределения прав пользования лесными участками через аукцион, электронной «биржи» товаров и услуг, «цифрового паспорта древесины».

С помощью электронной карты любой инвестор сможет выбрать интересующий его лесной участок и отправить заявление о предоставлении его в пользование. Вместо ручного и глазомерного методов и бумажных карт будут задействованы данные спутников и компьютерный анализ. Вместо закрытых и непрозрачных механизмов выделения участков будут внедрены открытые онлайн-аукционы. В итоге эти меры увеличат доходы бюджета и значительно затруднят функционирование серого и черного рынков.

— Александр Александрович, нельзя не признать, что инвесторов смущает удаленность ДФО от административных центров государства. Дальнему Востоку нужно современное авиасообщение…

— Благодаря совместной работе с министерством транспорта и лично министром Евгением Дитрихом, нам впервые удалось включить 40 дальневосточных аэропортов в комплексный магистральный план. Потребность, конечно, выше. Но 40 — это уже прогресс. До 2024 года будут построены или реконструированы 16 аэропортов в Якутии, 7 — на Чукотке, 6 — на Камчатке, 4 аэропорта — в Хабаровском крае, 3 — в Магаданской области и по 2 аэропорта в Амурской области и Забайкальском крае.

— К слову о Забайкальском крае – это теперь тоже дальневосточный регион…

— Да. В этом году нас стало больше. И это стало одним из подтверждений того, что механизмы развития и преференции Дальнего Востока дают стимул. 4 ноября 2018 года Владимир Путин подписал Указ о включении Забайкальского края и Республики Бурятия в состав ДФО. Хочу еще раз подчеркнуть, что это решение не про географию. Это про преференции и возможность для этих регионов воспользоваться теми преференциальными механизмами, которые созданы на Дальнем Востоке.

— Также в этом году в полномочия министерства была добавлена арктическая зона России.

— С учетом нового направления в работе мы уже проанализировали каждый инвестиционный проект, предложенный для Арктики. И по каждому намерены предложить разработать комплексный план с точки зрения решения задач созданию инфраструктуры, финансированию строительства социальных объектов, привлечению квалифицированных кадров, и, конечно, изменению соответствующих нормативно-правовых актов.

Вместе с Росатомом и Минтрансом планируем синхронизировать сроки строительства ледоколов, грузовых судов, аварийно-спасательного флота, портовой инфраструктуры со сроками реализации заявленных инвестиционных проектов. Исходя из того, что такая инфраструктура должна появиться раньше, чем запускается новое производство, мы предлагаем заключить с действующими инвесторами обязывающие соглашения о вывозе продукции по Северному морскому пути.

Надо сказать, что в настоящее время идет разработка проектов документов об основных направлениях государственной политики и стратегии развития Арктики, в которых будут содержаться общие подходы и принципы, сформулированы четкие цели, задачи и сроки их реализации.

— Александр Александрович, на Дальний Восток пришли крупные инвесторы, в том числе международного уровня. Рост экономики прогнозируется в разы. Но есть ощущение того, что не везде региональная и местная власть успевает грамотно реагировать на перемены. В свою очередь дальневосточный бизнес еще не до конца понял свои перспективы и не вписался в этот водоворот возможностей…

— Такая проблема существует, но мы все понимаем, что пришло время решений и действий. Дистанции и цели обозначены во всех отраслях и на всех территориях, возможности есть и для крупных инвесторов, и для малого и среднего предпринимательства. И власть тоже должна соответствовать запросам времени, запросам бизнеса и населения в целом. Ведь в конечном итоге, пока мы сами не захотим, не приложим усилий, вокруг ничего не изменится. Так что будущее Дальнего Востока напрямую зависит, в том числе от инициатив самих дальневосточников.

Журнал «Развитие региона» №86/2019