Глава Министерства природных ресурсов и экологии РФ рассказал, каким образом в Хабаровском крае реализуются большие федеральные программы.

Заповедные территории и туризм

– В Хабаровске есть федеральное учреждение «Заповедное Приамурье», которое с 2014 года собрало под общую организацию 10 природных территорий (заповедники, нацпарки и заказники). Но почему-то за бортом оказалось три заповедника – Буреинский, Джугджурский и Ботчинский, которые с трудом самостоятельно справляются с охраной и всеми оргвопросами. Может, раз есть единая природоохранная структура в крае – собрать в нее все особо охраняемые природные территории (ООПТ) в регионе? Так же как и остров Ионы в Охотском море: сначала долгое время не знали, к какой территории он относится, а когда выяснили, что он в Хабаровском крае, – практически бросили на произвол судьбы. А ведь его можно присоединить к нацпарку «Шантарские острова»: они там в одном море и все острова уникальные. Вы можете этому посодействовать?

– Уверяю вас, эти три заповедника не забыты. Процесс объединения хабаровских особо охраняемых природных территорий в «Заповедном Приамурье» идет поэтапно. В 2014 году это было пять заповедников, в 2016 году к ним присоединилось еще четыре. Сейчас идет третий этап – присоединяется Джугджурский. Затем дойдет очередь и до Буреинского и Ботчинского.

Что касается острова Ионы. Это памятник краевого значения – чтобы включить его в «Заповедное Приамурье», нужно передать его на федеральный уровень. Для этого нужно, чтобы регион обратился к нам с такой просьбой. Пока таких предложений не поступало.

– О внутреннем туризме. Наши федеральные заповедники и национальные парки в Хабаровском крае готовы развивать экологический туризм, принимать большое количество туристов и открывать больше рабочих мест. Но до настоящего времени (последние лет 10) не выделялось средств на туристическую инфраструктуру. Вы прекрасно знаете, жемчужина Охотоморья – Шантарские острова и одноименный нацпарк – очень труднодоступны и удалены от цивилизации. Как развивать туризм, если там практически нет никакой инфраструктуры (недавно завезли несколько балков – железных домиков-бочек), а чтобы добраться до Шантар, надо 100 тыс. рублей с человека – столько стоит дорога (сушей, затем морем; а по воздуху – еще дороже)? Можно ли надеяться заповедникам и нацпаркам Хабаровского края на получение в ближайшем будущем финансовой поддержки на создание соответствующей инфраструктуры?

– В рамках национального проекта «Экология» есть федеральный проект «Сохранение биологического разнообразия и развитие экологического туризма». Его задача – увеличить турпоток на особо охраняемые природные территории до 10,3 млн. человек до 2024 года. Это в целом по России. На создание инфраструктуры на этот период в проекте предусмотрено 522 млн. рублей.

Механизм следующий: особо охраняемые природные территории России подают заявки на финансирование, выделяются средства. В 2020 году 14 нацпарков получили деньги, в этом году – 13. Национальный парк «Шантарские острова» тоже подал заявку, мы ее сейчас рассматриваем, планируется выделение средств в 2022–2023 годах.

Нехватка качественной инфраструктуры – большая проблема, особенно для Дальнего Востока. В конце мая на Камчатке этому было посвящено совещание под председательством вице-премьера Правительства РФ Дмитрия Чернышенко. В прошлом году турпоток на все российские заповедные территории составил 6,7 млн. человек, а на дальневосточные особо охраняемые природные территории пришлось только 200 998 туристов. Это всего три процента!

Не хватает гостиничного фонда, сложная и дорогая логистика (вот вы подчеркнули это про Шантарские острова), невысокая пропускная способность аэропортов.

Мы подготовили федеральный закон об отдыхе на особо охраняемых природных территориях, в нем вводится понятие «экотуризм», раньше оно вообще отсутствовало!

Готовится расчет допустимой антропогенной нагрузки на такие территории. Все это позволит вывести туризм в заповедниках, заказниках и нацпарках на качественно новый уровень.

– По хабаровскому национальному парку «Анюйский» в 2008 году было принято распоряжение №1239-р Правительства России, что будет выделено финансирование на штат в 116 сотрудников. Однако сразу были выделены деньги только на 50 человек, и все. Можно ли на 2022 год включить в бюджет «Заповедного Приамурья», в ведении которого находится нацпарк «Анюйский», дополнительные средства?

– Немного поясню: да, действительно, этим постановлением Правительства утверждена предельная численность для «Анюйского» в 116 человек. Но штатное расписание утверждает сам директор парка. То есть он решает, сколько у него в штате будет человек – 50 или 116, а Минприроды России выделяет финансирование на выполнение государственного задания. Почему так произошло 13 лет назад – вопрос серьезный, конечно.

Все же сейчас ключевой момент – текущее финансирование. Безусловно, у Анюйского парка оно не соответствует первоначально заявленным объемам. В июне мы собрали потребности учреждения, в том числе и по заработной плате. В ближайшее время отправим в Минфин.

Кроме того, готовим предложения о дополнительном финансировании территории, в том числе о денежном содержании наших государственных инспекторов, включая инспекторов Анюйского национального парка.

– Заповедники и нацпарки несут ответственность за пожары на своей территории. Но нормы и средства пожаротушения для них не определены. Есть приказ Минприроды России №161 от 2014 года, который требует для предупреждения и тушения лесных пожаров огромного количества противопожарной техники, оборудования и инвентаря. Такого, что, например, «Заповедному Приамурью» для трех заповедников и двух нацпарков на эти нужды необходимо более 3(!) млрд рублей. А потом еще обслуживать это оборудование и технику. Требование Росприроднадзора со ссылкой на приказ Минприроды распространяется на все заповедники и национальные парки ДФО и всей России. К нам обратились руководители особо охраняемых природных территорий с предложением: можно ли внести изменения в этот приказ, к примеру примечание «не распространяется на заповедники и национальные парки». Так как сам приказ относится к арендаторам территорий, тем, кто лишь использует лес.

– Наша принципиальная позиция: этот приказ не распространяется на федеральные ООПТ. Во-первых, потому, что главным показателем этого документа является количество арендованной площади. Заповедники, национальные парки и заказники землю не арендуют. Во-вторых, этот приказ сделан для лесопользователей и разбит по видам использования лесов. Например, один арендатор может развивать туризм, другой – заниматься рубкой лесных насаждений, третий – научной деятельностью. А федеральные учреждения, те самые ФГБУ, управляя нацпарками и заповедниками, занимается и тем, и другим, и третьим. И когда начинают считать нормативы, получаются астрономические цифры.

Сегодня мы разрабатываем для особо охраняемых природных территорий свой нормативный документ, который будет регулировать и регламентировать количество инвентаря, сил и средств по пожаротушению. Это серьезная задача, она требует научно-исследовательских работ, потому что территории у нас в стране разные: степные, лесистые, горные, смешанные, есть которые находятся в арктической зоне – у всех будут разные потребности. Рассчитываем, что документ будет готов в 2022 году.

Вырубки леса и запрет отправки кругляка

– Хабаровские пчеловоды несколько лет предлагают ввести ограничения на вырубку медоносной липы в Хабаровском крае. В соседнем Приморье нашли решение и создали «зоны покоя» вокруг пасек, на которых запрещена вырубка. В Хабаровском крае такого пока нет. Можно ли на уровне Минприроды поддержать пчеловодов?

– Поддерживаю в этом вопросе хабаровских пчеловодов полностью. Решение простое, и регион с этим может справиться самостоятельно. Можно ограничить вырубку липы за счет выделения особых защитных территорий, они называются медоносными участками леса. К ним относятся приспевающие (древостой, замедливший свой рост, но не достигший спелости), спелые и перестойные леса, в которых в радиусе трех километров от постоянных пасек преобладают липа и акация белая.

Решение о выделении таких защитных участков может принять Рослесхоз на основании предложения Хабаровского края. Есть специальная лесоустроительная инструкция, утвержденная Минприроды России, в которой указано, какие леса могут быть защитными, в том числе и медоносными. Затем эти участки вносятся в государственный лесной реестр.

В Приморском крае именно так и произошло: на основании материалов регионального министерства лесного хозяйства Рослесхоз выделил в лесах региона защитные медоносные участки. Это позволило запретить вырубку всех видов липы вокруг постоянных пасек.

– С 1 января 2022 года будет запрещен вывоз из России необработанных лесоматериалов – кругляка. Готовы ли наши промышленники к переработке древесины? Одни говорят, что многие обанкротятся, потому что любая переработка невыгодна (даже если делать лафет – просто обрабатывать бревно с двух сторон и убирать горбыль). Другие – что появится продукция для внутреннего рынка и мы будем ее применять в программе деревянного домостроения по проекту «Дом дальневосточника». А что на самом деле?

– Есть поручение Президента России – с 2022 года запретить вывоз из России необработанной и грубо обработанной древесины хвойных и ценных лиственных пород. Глава государства прямо сказал: бесконтрольному вывозу необработанной древесины нужно поставить жесткий заслон.

Что касается готовности предприятий, государство уже несколько лет идет по пути защиты своих активов. Лес – это ценный ресурс, и вся добавленная стоимость по его переработке должна оставаться в стране. С 2019 года растут пошлины на экспорт леса-кругляка, в 2021 году они составили 80%.

Конечно, просто запретами лесопереработку не наладить. Сейчас коллеги из Минпромторга и Минвостокразвития готовят дорожную карту по стимулированию глубокой переработки древесины на Дальнем Востоке. Также разрабатывается комплексный план по строительству в регионе мощностей по переработке низкосортной и балансовой древесины. Он предполагает государственную поддержку строительства лесовозных дорог – это действительно очень важно.

На Дальнем Востоке строить лесоперерабатывающее производство дороже, поэтому в плане будет заложена возможность выделения субсидий на возмещение затрат. И, безусловно, важнейшая задача – стимулировать спрос на продукцию, в первую очередь на внутреннем рынке. На Дальнем Востоке есть дефицит жилья, слабо развито индивидуальное жилищное строительство. Деревянное домостроение – одно из решений этого вопроса. Здесь огромное поле для деятельности.

(По материалам газеты «Приамурские ведомости»)