экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

О том, какую помощь власти Якутии оказывают малому и среднему бизнесу в период непростых экономических условий, какие перспективы открываются у Арктических районов, рассказал глава региона Айсен Николаев.

-Айсен Сергеевич, в кратчайшие сроки Якутия начала принимать антикризисные решения в условиях меняющейся экономической ситуации. Какие задачи Вы считаете наиболее важными?

-Конечно, санкции Запада отражаются на жизни миллионов людей, и Якутия — не исключение. Самое главное — сохранить уровень жизни людей, их занятость. Смысл принимаемых нами сегодня решений в этом.

Одна из главных наших задач, особенно на первом этапе, это поддержка малого бизнеса, потому что в Якутии в этой сфере задействовано много людей. Малый бизнес быстрее всего попадает под удар. В период пандемии коронавируса предприниматели серьезно пострадали, так как основная часть ограничений затрагивала именно малый бизнес.

Санкции могли серьезно осложнить их дальнейшую работу, особенно сейчас, когда в республике начинается завоз. А северный завоз — особенный: закупаются большие объемы товара, даже для того же Якутска — почти на несколько месяцев, а на северные районы — на год вперед. В такой ситуации поддержка для малого бизнеса необходима.

Мы приняли ряд быстрых решений. Во-первых, кардинально уменьшили налоги по упрощенной системе налогообложения. По подсчетам экспертов министерства экономики республики, цена вопроса для бюджета составляет почти 2,5 млрд рублей выпадающие доходы бюджета.

Во-вторых, докапитализировали Фонд предпринимательства республики в общей сумме на полмиллиарда рублей для выдачи займов. Выдали субсидию в 208 млн рублей основному предприятию по завозу в северные районы — АО «Якутоптторг». Это сделано, в первую очередь, для поставок муки и другого продовольствия, приобретенных по достаточно низкой цене, в арктические и труднодоступные районы. Это должно помочь удержать цены долгое время.

Для гарантий продовольственной безопасности мы приняли решение поддержать предприятия оптовой торговли и направили около 150 млн рублей на субсидирование процентных ставок для получения льготных займов. Такая же сумма выделена на гарантии для обеспечения кредитов предприятий торговли.

Кроме того перенесли на 2023 год введение налога на недвижимое имущество по кадастровой стоимости. Цена вопроса может и небольшая, около 100 млн рублей, но у бизнеса по его введению были вопросы.

Поддерживаем строительный комплекс. Аналогично тому, как это происходит в целом по стране, внедряем программу авансирования госстроек на 50%. Если помните, раньше было от 0 до 30%. Мы докапитализируем наш региональный банк для выдачи льготных кредитов предприятиям дорожной и строительной отрасли, чтобы не снижать объемы работ.

Благодаря такой комплексной поддержке мы смогли дать уверенность малому бизнесу. Необходимо было оперативно принять меры, и мы это сделали.

-Есть ли проблемы с логистикой? Регион — крупный, со сложными природно-климатическими условиями…

— В зоне круглогодичной доступности живет чуть более 20% населения республики. Соответственно, для 80% населения доступность — не круглый год. Якутск и почти вся западная Якутия с середины апреля были оторваны от «большой» земли почти до июня. Сообщение в восточной части республики тоже было разорвано из-за разлива рек. Север для сухопутного сообщения недоступен аж до следующего года. Для нас главная задача — обеспечить завоз товаров на весь этот период. Понимая это, уделяем серьезное внимание завозу топливно-энергетических ресурсов, других товаров по всем направлениям. Понятно, что есть сложности, но с нас ответственности никто не снимает за жизнь людей. Работа идет. Железнодорожная станция Нижний Бестях на противоположном берегу Лены у Якутска в эти дни принимала до 170 вагонов в сутки. Все планы по нынешнему завозу мы выполняем.

— Будут ли сокращаться из-за возможного дефицита бюджетных средств и частных инвестиций проекты и программы по развитию Арктических районов или наоборот, Север получит дополнительные возможности и стимулы развития?

— Ни одна программа развития наших Арктических районов не сокращается. Все они будут реализовываться в полном объеме. Я считаю, что из-за изменения транспортных коридоров, в целом, по стране сейчас резко возрастает роль Северного морского пути. Это скажется и на Арктических территориях Якутии, в первую очередь, прилегающих к Северному Ледовитому океану — и с точки зрения безопасности страны, и с точки зрения логистики северного завоза, и с позиции реализации на этих территориях ряда проектов, в том числе, и по освоению полезных ископаемых. Они все получают новый толчок для более интенсивного развития. Появилась более четкая осязаемая перспектива на многие десятилетия вперед.

— Айсен Сергеевич, сейчас широко обсуждается пакет западных санкций, направленный против авиационной отрасли. Есть ли угрозы для республиканских авиаперевозок? Какие планы по сохранению стабильной работы? Вы давали поручение усилить работу по восстановлению самолетов Суперджет 100, которые имеются в парке «Якутии». Эти суда в последующем могут быть использованы на международных рейсах по азиатским направлениям?

— Безусловно, санкции, которые введены в отношении авиакомпаний Российской Федерации, нас затрагивают. Я уверен, что этот момент ясно дал понять, что такая огромная страна, как Россия, должна иметь свою сильную авиационную промышленность. Мы всегда говорили о готовности закупать именно российские самолеты для обновления парка якутских авиакомпаний. Ситуация наглядно показала, насколько это важно.

Конечно, отечественные Суперджеты востребованы, в том числе, на международных рейсах авиакомпанией «Якутия». В случае возобновления рейсов, в тот же Китай и Республику Корея, эти самолеты вполне справятся с такой задачей. У нас пять SSJ, и мы хотим еще.

Однако на данный момент тех же SSJ выпускается недостаточно, к сожалению. МС-21 только запускается. Пока в стране нет промышленного производства аналогов самолетам Ан-24, которые задействуются на внутрирегиональных рейсах. Я считаю, необходимо принимать решения по стране, вкладывать средства в авиационную промышленность, чтобы иметь достойную линейку авиационной гражданской техники.

Что касается восстановления самолетов Суперджет. К сожалению, первые самолеты имели определенные дефекты. Поэтому система лизинговых платежей по этим самолетам должна быть пересмотрена.

Из бюджета республики мы также выделяем средства на поддержку наших авиакомпаний и через субсидирование авиабилетов, и через выделение бюджетных кредитов, а также через погашение займов, которые у авиакомпании образовались в период пандемии.

— Парк малой авиации, которая составляет основу авиатранспорта республики, насколько мне известно, уже не совсем новый. Поставки новой техники идут нерегулярно, как будет складываться ситуация?

— Это, в основном, самолеты Ан-2 и вертолеты. С вертолетами у нас ситуация более-менее нормальная, так как благодаря лизинговым программам прошло серьезное обновление парка. Будем поддерживать летную годность Ан-2, пока не начнется масштабное производство самолетов «Байкал», которые должны прийти им на смену. Республика будет одним из самых активных эксплуатантов этих самолетов.

— Вопрос о газификации: раньше регион сам занимался газификацией, теперь это общая программа Газпрома. Что поменялось для республики, может быть, газ теперь придет в те районы, которые раньше не рассматривались? И у Якутии есть несколько своих компаний, которые не подконтрольны «Газпрому», не думал ли регион о передаче того же «Сахатранснефтегаза» на баланс «Газпрома», чтобы не нести затраты на обслуживание?

— Якутия многие годы была одним из немногих регионов страны, где самостоятельно проводилась газификация. Большое количество населенных пунктов газифицировано именно за счет бюджета республики. Сейчас, благодаря программе социальной газификации, обеспечение газом населенных пунктов вдоль «Силы Сибири» ускорилась. Эти федеральные программы позволят газифицировать дополнительно порядка 30 населенных пунктов в Якутии. Это очень важно, так как касается десятков тысяч людей.

У нас с «Газпромом» хорошие партнерские отношения. В октябре 2021 года мы все свои пожелания с руководством «Газпрома» обсудили, достигли договоренностей, которые сейчас все выполняются, несмотря на внешние факторы. Компания взяла на себя затраты по проектированию и газификации населенных пунктов в Олекминском, Алданском и Нерюнгринском районах. Работа эта уже идет.

Но территория Якутии гораздо обширнее, чем путь «Силы Сибири». Важно, что республика не остановила собственные программы. Сегодня «Сахатранснефтегаз» тоже активно занимается социальной газификацией в рамках республиканской инвестиционной программы — и в городе Якутске, и в сельских районах. Я считаю, что компания хорошо работает, справляется с поставленными задачами. Почти полмиллиона людей сегодня снабжается газом благодаря «Сахатранснефтегазу», мы видим перспективы развития, причем, не только по транспортировке, но и по переработке газа. Считаю, что как раз в ближайшие годы компания должна активнее заниматься проектами создания производства сжиженного природного газа и перехода на газомоторное топливо у нас в республике.

— Одной из отраслей, которая попала сейчас во внимание руководства страны, стала IT-индустрия. У Якутии в этой сфере есть много наработок. Какие видите здесь перспективы как для компаний, уже давно присутствующих на рынке, так и для стартапов и для процесса подготовки специалистов? Что Якутия может предложить стране в этом направлении в части импортозамещения?

— Безусловно, мы — лидеры Дальнего Востока в области IT-индустрии: 85% экспорта IT-услуг с Дальнего Востока — это Якутия. Что касается оттока специалистов, который произошел по всей стране, это — нормальный процесс, поскольку сама по себе профессия предполагает высокую мобильность, возможность работы из любой точки мира. Нашу республику это также коснулось, но счет идет на десятки людей, а в отрасли работает 3800 человек.

Уход западных IT-продуктов с российского рынка открывает большие возможности для наших специалистов. Отрасль стала еще более востребованной и перспективной. Но еще раз говорю, что мы должны усиливать ее поддержку.

Я очень рад, что на федеральном уровне принимаются серьезные меры поддержки IT-компаний и специалистов. Со своей стороны мы тоже разработали пакет мер именно для IT-индустрии. Мы сейчас докапитализируем Республиканскую венчурную компанию. За счет этих средств будут выдаваться льготные займы и «посевные» инвестиции нашим IT-стартапам. Мы будем поддерживать и наши экспортоориентированные IT-компании, и те, которые будут работать на импортозамещение. Такие у нас тоже есть. Например, недавно мы показывали вице-премьеру — полпреду президента РФ в ДФО Юрию Петровичу Трутневу одну из компаний, которая работает в сфере искусственного интеллекта в медицинских технологиях.

Одним из базовых условий получения поддержки будет сохранение рабочих мест. Кроме того развитие бизнеса позволит нанимать и новых сотрудников.

Пока в валовом продукте региона IT-отрасль занимает небольшой объем, но с точки зрения борьбы за сохранение и развитие человеческого капитала, я считаю, что это очень важная отрасль, которой мы будем заниматься и поддерживать дальше.

(По материалам Сетевого издания «Интерфакс-Россия»)