экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

Приморье на трехмесячном отрезке пока не ощутило влияния санкций, а собираемость налоговых платежей даже превысила плановые показатели. Политика импортозамещения и меры государственной поддержки задают устойчивость экономике региона. Однако первые выводы стоит делать не сейчас, а как минимум в конце третьего квартала, рассказала председатель правительства Приморского края Вера Щербина в антикризисном интервью.

Голодать не будем в любом случае

— Вера Георгиевна, первый вопрос, наверное, про базовую потребность человека — еду. Тема роста цен на продовольствие с учётом мировых реалий обсуждается крайне активно. Некоторыми странами даже прогнозируется острая нехватка продуктов питания. Индия недавно запретила экспорт своей пшеницы. Но мы не про геополитику, а про наш родной Приморский край поговорим. С точки зрения обеспеченности региона продуктами питания, с собственным производством, с запасами, как у нас дело обстоит?

— Вопрос находится на особом контроле. Понятно, что у нас был ажиотажный спрос в марте, когда неконтролируемое потребление сопровождалось ростом цен на продукты. Сейчас всё стабилизировалось. Сбоев, какие были отмечены по сахару, растительному маслу и ряду других товаров, нет. И цены сейчас не растут.

Когда мы говорим о контроле за ценами, имеются в виду только те направления, на которые мы действительно можем повлиять. В первую очередь стоит смотреть, насколько регион обеспечен продукцией собственного производства. Показатели здесь такие: по картофелю — на 71,5%, по овощам — 54,7%, молоко — 40%, мясо — 26,3%, яйцо — 52,3%, масло растительное — 19,3%, крупы — более 10%.

Мы провели анализ, что можем сделать для увеличения этих показателей. Практически 1 млрд рублей в этом году выделили дополнительно бюджету Министерства сельского хозяйства. Из них почти 800 млн рублей — собственные средства региона. Для чего это было сделано? Чтобы нарастить производство собственной продукции на территории Приморского края. Это и крупяные изделия, рис, гречка. По словам наших сельхозпроизводителей, им невыгодно выращивать крупы. Поэтому мы выделили им субсидии, чтобы они могли производить посевы данных культур.

Дефицит крупяной продукции не так давно случился в том числе из-за того, что зерновые культуры в регионе выращиваются в основном фуражного значения.

В настоящее время в Приморье действует государственная поддержка рисоводов в части предоставления им субсидии на возмещение части затрат, что позволяет закрыть до 20% затрат сельхозпроизводителей на производство гречихи и риса.

Большое внимание мы уделяем территориям опережающего развития (ТОР). Так, в 2022 году тепличными комплексами края будет произведено более 12 тысяч тонн овощей закрытого грунта. Рост будет в основном за счет ввода в эксплуатацию высокотехнологичного комплекса компании «НК Лотос» в ТОР «Надеждинская».

Кстати, на сегодняшний день по овощам у нас не такая большая зависимость. К тому же, мы находимся еще в стадии развития. Поставлена задача — на 100% обеспечить Приморье собственными овощами. Понятно, что одной только росписью на документе этого не достичь. Должен быть инвестор, должны быть подготовлены земли, логистика, технологии. Современное сельское хозяйство, где нет логики — просто раздать субсидии, и фермер, сколько вырастил, столько и вырастил, себя обеспечил и что-то на рынок отвёз. Такая логика не решала проблемы государственного значения.

Сейчас мы делаем ставку на крупные предприятия, где меры государственной поддержки имеют цель и ведут к реальному увеличению объемов производства. Так, мы поддерживали производство птицы («Агроптица», Птицефабрика «Уссурийская») и свинины (проекты «Русагро», «Мерси Трейд», «Приморский бекон»).

Свинина — окупаемый продукт, но только если поставить ее производство на поток. На начальном этапе об окупаемости речи не идет, поэтому именно на этот период требуется особое внимание. Мы продолжаем поддерживать указанные направления. Продуктами свиноводства, думаю, скоро будем обеспечены на 100%.

По такому же принципу выделили субсидии другим направлениям — по молочному животноводству (ХАПК «Грин Агро»). Они касаются не только производства, но и переработки молока. Ежегодно завозим высокопродуктивный скот из других регионов России, в 2021 году фермерами приобретено около 1,5 тысяч голов племенного скота.

Также мы сохранили и даже увеличили субсидии на переработку хлеба. В этой области наш регион зависим от поставок сырья. Климатические усилия не позволяют вырастить здесь пшеницу необходимого качества. Поэтому выращиваем то, что успешно растёт. Образно говоря, ананасы у нас не вырастут. Но мы и не будем вкладывать деньги в такие направления. Придется кое-что покупать на другом рынке.

Кстати, для хлебных и молокоперерабатывающих предприятий предусмотрена субсидия на возмещение части затрат на уплату процентов по краткосрочным кредитам (27 млн рублей).

Всего в 2022 году мы планируем оказать меры поддержки предприятиям агрокомплекса в объеме 3,6 млрд рублей.

— А где мы можем взять недостающие продукты?

— По большому счёту, значительная часть продукции выращивается на территории России, и мы её завозим из других регионов. На федеральном уровне приняты беспрецедентные меры государственной поддержки. В этом году и посевов будет значительно больше. И надо будет смотреть уже в следующем году, что будет происходить с сельским хозяйством, и что будем закупать. Наверное, оливкового масла будет меньше, но объемы производства своих собственных масел, в том числе соевого, мы будем увеличивать.

— Что, кстати, с приморской соей у нас?

— Наша соя в основном шла за границу. Сейчас на федеральном уровне введены ограничительные меры. Пример с соей мы за метили, что не всегда они работают в плюс, поскольку сейчас мы видим затаривание складов этой продукцией. Губернатор Олег Кожемяко решает эти вопросы напрямую в Москве, с Минсельхозом. Здесь необходимо проводить гибкую политику. Если у нас избыток определенного вида продукции, значит, нужно дать возможность его экспортировать. Ведь недостатка в сое нет и не предвидится. А для собственного производства все заводы загружены.

— А приморский сахар? Нет ли планов восстановить то, что осталось, если что-то осталось?

— Это вопрос не простой. Опять же, нужно смотреть экономическую эффективность. Вопрос в повестке дня есть, но пока решений не принято. В то же время, исходя из среднероссийской статистики, мы прогнозируем, что никаких дефицитов не случится. Сахара достаточно сейчас, и будет достаточно в будущем.

— Есть какие-то планы кооперации между субъектами Дальнего Востока? Не госплан, конечно, но у кого-то чего-то больше, а чего-то меньше. Кому-то нужно ввозить, а кто-то может поделиться?

— Хороший вопрос. Есть же распределение труда. Тот же пример, который я приводила с ананасами — там, где они растут, их надо высаживать, а у нас что-то другое растёт и этому нужно давать развитие. Вопрос кооперации — абсолютно актуальный, но мы пока ещё к нему не подступались.

Сейчас мы больше локальные решаем задачи. Например, рассматриваем вопрос о мерах государственной поддержки для производства детского питания в Приморском крае и кормов для собак и кошек. Рассматриваем возможные меры государственной поддержки именно на инвестиции, на капитальные расходы. Пока все это в стадии проработки. Если инвестора устроят условия, которые мы предложим, то он придёт к нам и будет производить.

В диалоге с некоторыми потенциальными инвесторами уже звучат конкретные просьбы и предложения. То есть, мы в этом направлении движемся. Думаю, что производства здесь всё-таки запустим. Начнём с малого, будем развиваться дальше. Хочется, конечно, чего-то глобального, чтобы другие субъекты у нас что-то приобретали. Но быстро эти вопросы не решишь.

Влияние санкций пока не сильно заметно

— В продолжение темы продовольствия — как обстоят дела с обеспечением питанием школьников и детсадовцев? Цены-то повысились, стоит ли ожидать корректировки расходов на эти цели?

— В части удорожания как строительного комплекса, так и питания детей в школах, пока корректировок не производилось. По большому счёту, у нас средства на текущий год запланированы, и сейчас мы обеспечиваем питание школьников согласно рациону, несмотря на рост его стоимости.

Мы прекрасно осознаем, что такими темпами средства могут закончиться к октябрю или сентябрю. Но нам нужно сейчас прожить полгода, чтобы в принципе понимать, что будет происходить с нашим бюджетом, с предприятиями, которые платят налоги, со всем удорожанием.

И все решения будем принимать в соответствие с нашими приоритетами. А питание школьников — однозначно приоритет. Поэтому рисков, что завтра питание в школах закончится, мы не видим. Этого не произойдёт. Сколько бы это ни стоило, мы будем это обеспечивать.

— Недавно на выездном заседании Приморского отделения Союза журналистов России, которое состоялось в Большом Камне, я спросил главу города Рустяма Абушаева, как санкции повлияли на налогооблагаемую базу. Пока, говорит, никаких маячков или индикаторов к сокращению не возникло. Если в масштабе края рассуждать, вы же мониторите ситуацию в ежедневном режиме, что происходит с собираемостью налогов?

— Пока никаких проблем с налогами нет. Мы идем даже с опережением плановых показателей. Но, как экономист, знаю, что делать выводы рано. Стоит дождаться завершения хотя бы третьего квартала. По большому же счёту, нормальный прогноз можно сделать только в следующем году. Почему? Потому что у нас еще продолжается ковидная история, и мы не до конца ощутили влияние антикризисных мер прошлого года.

Правительством РФ тогда был принят ряд мер по отсрочке налоговых платежей. Все ли предприятия, попавшие под эту отсрочку, заплатили налоги? Это еще не известно. Так, в текущем году к нам поступают налоги, по которым представлялись налоговые льготы и отсрочки в условиях ковида, поэтому осуществляем ежемесячный мониторинг, чтобы понимать, что будет происходить с налогами в дальнейшем.

В любом случае мы реализуем целый комплекс антикризисных мер. Прогнозы тут делать рано. Нужно смотреть, что будет происходить с экономикой. Пока на территории края всё стабильно. Даже те предприятия, у которых сейчас наблюдаются небольшие простои, содержат штат, выдают заработную плату. Они пытаются найти рынки сбыта, другие комплектующие, переориентировать свой бизнес. Пока мы не видим каких-то серьёзных рисков.

— Это касается и вопроса безработицы?

— И вопроса безработицы тоже. Мы не видим здесь резких всплесков. Безработица не выходит за рамки показателей предыдущих лет — то увеличивается, то сокращается с небольшими амплитудами. При этом постоянно растет количество рабочих мест. Тот же судостроительный комплекс «Звезда», «Дальзавод» и другие предприятия — они будут только увеличивать дополнительные рабочие места.

Тем не менее, приняты меры на федеральном уровне, выделены субсидии на переобучение людей, на попытки перевести их из одного района в другой. Мы со своей стороны предусмотрели софинансирование этого комплекса мер. Но пока, поскольку нет такой проблемы, мы их даже не реализуем.

— Вы говорите, что санкции пока не оказали существенного эффекта. В чем причина? В том, что они в принципе не могут такого эффекта достичь или в том, что у нас такая устойчивая экономика?

— Я сама задаю себе этот вопрос. Даже на бытовом уровне. Спрашиваю в парикмахерской: «Какие у вас запасы?» Они говорят: «У нас традиционно на три месяца». Сейчас уже говорят, что какие-то поставки пошли. Мне трудно сказать, откуда и как они пошли, именно той продукции, которой они пользовались. Мне трудно сказать, как будут дальше эти поставки осуществляться, будет меняться логистика или номенклатура. Но пока у всех есть какие-то запасы и все как-то находят пути выхода из положения.

Либо, например, наша лесная промышленность. Она сейчас активно ищет новые рынки сбыта. И, насколько мне известно, по каким-то рынкам уже есть договорённости. Хотя Япония и ввела санкции. Но рабочих в лесном комплексе никто не сокращает.

— Наша страна настолько устойчива?

— Прогнозы давать рано. Есть общее понимание, что мы можем перестроиться, определиться, какие виды деятельности сохраним, какие перепрофилируем. Если для этого потребуются какие-то меры поддержки, естественно, будем их обсуждать и вводить.

То, что строится, будет построено

— В крае благодаря вашей работе, поддержке Олега Николаевича, активно реализуется программа капремонта, переоснащения, строительства объектов дошкольного, школьного образования, здравоохранения. В тоже время мы видим рост цен на строительные материалы и услуги. В связи с этим как-то корректируются планы по введению новых объектов?

— У нас некоторые объекты не могут пройти экспертизу, поскольку на тот момент, когда мы закладывали их бюджеты, была одна цена на материалы и услуги, а сейчас цена уже совершенно другая. Но, опять же, мы определяем приоритеты. И те объекты, которые у нас в стадии строительства — естественно, по ним мы будем увеличивать объёмы ассигнований. По законодательству, мы можем увеличить стоимость работ, если эти удорожания экспертизой подтверждены.

Что касается остальных объектов, они находятся в пересчёте. Очевидно, что во втором полугодии нам придется принимать решение: какие объекты будем строить с увеличением стоимости, а какие — приостановим. Скорее всего это будут объекты, к строительству которых еще не приступили, но в бюджете они запланированы.

В рамках принятия государственных мер по сдерживанию роста цен в настоящее время даже наблюдается их снижение по некоторой номенклатуре стройматериалов: битум строительный — на 3%, рубероид — на 7%, арматура — на 4%, доски, листовая сталь, уголок — на 1%. Есть снижение цен по швеллеру и брускам. Цены на остальные строительные ресурсы остались неизменными. КГАУ «Примгосэкспертиза» проводит еженедельный мониторинг производителей и крупных оптовых поставщиков. Завышения цен мы не видим.

— На федеральном уровне состоялась некоторая дискуссия по поводу строительства в Приморье новых транспортных коридоров за счёт федерального бюджета. Мысли такие, что дорого, долго, не совсем оправдано. Что в итоге у нас будет строиться за счёт федерального бюджета в сфере дорог? В конце концов, дорога на Находку будет построена?

— Дорога на Находку у нас строится в соответствии с поставленными задачами. Наверное, вы уже слышали о принятых решениях: на каких-то участках она будет не новая, а отремонтированная. Сейчас как раз рассматривают этот вопрос, исходя из нынешней экономической ситуации. Но те участки, которые запроектированы, по которым ведётся строительство, они будут завершены однозначно. Финансовые ресурсы выделены. Даже с учётом удорожания этих объектов. По участкам, к которым еще не приступали, скорее всего, не будет нового строительства, а будет ремонт.

В этом году в целом на транспорт и дорожную отрасль края выделено 22 миллиарда рублей. Наверное, какие-то объекты по дорожному строительству мы не сможем реализовать в силу объективных причин. По большому счёту, мы пока приостановили проектирование новых объектов и сфокусировались на тех, что уже строятся.

— А что у нас с мостами?

— Длительное время им никто не уделял внимание, и мосты так обветшали, что стали разрушаться. Но, опять же, если вы посмотрите на бюджет, не было никогда в нем такого объёма бюджетных ассигнований на ремонт и проектирование мостов. Насколько я знаю, более 50 объектов проектируются. И мы уже построили за период с 2019 по 2021 11 мостов и 1 надземный пешеходный переход, отремонтировали 5 мостовых сооружений и выполнили устройство 5 временных объездов у аварийных мостов. В 2022 году выполняется строительство 14 мостовых сооружений и планируется произвести ремонт 8 мостовых сооружений.

Как расширить узкое горлышко транспортных коридоров

— Про транспортный потенциал Приморья — с учётом последних событий значение наших портов, дорог, автомобильных, железнодорожных переходов колоссально возросло. Понятно, что порты, погранпереходы — здесь основные игроки, всё-таки, федеральные структуры и крупный бизнес. Тем не менее, какие планы и задачи реализуются в этой сфере правительством Приморского края, муниципалитетами, возможно, региональным бизнесом?

Тут целый клубок проблематик, что называется. И транспортные коридоры «Приморье-1» и «Приморье-2», по которым не приняты окончательные решения.

С погранпереходами у нас вообще непонятная ситуация происходит. С портами та же картина. Их восстановление проводится с большим нарушением сроков.

— Здесь я могу озвучить только свое видение, потому что в глобальном смысле транспортные коридоры, транспортная политика — они не субъектом реализуются. У нас просто нет таких полномочий, чтобы её осуществлять самостоятельно.

Вот пример — Владивостокский морской торговый порт. Понятны его перспективы — очень большой объём грузов будет направлен через Азиатский, Азиатско-Тихоокеанский регионы. Одновременно мы понимаем, что эти перспективы ограничены пропускной способностью РЖД. И это, опять же, часть федеральной повестки. Мы можем какие-то локальные ситуации решить в крае, даже железнодорожные пути где-то достроить, землю выделить или помочь бизнесу какие-то ответвления сделать.

Все эти вопросы обсуждаются и на федеральном уровне, и с нашим участием. Опять же, мы с тем же ВМТП очень активно работаем по прогнозам. Они прогнозируют, что до конца года у них объём перевозок не упадёт. Даже небольшой прирост будет. По налоговым доходам мы видим, что их прогнозы подтверждаются.

В Шкотовском районе у нас ведётся строительство двух специализированных угольных терминалов (порт «Вера», порт «Суходол») общей мощностью 40 млн тонн. По металлургическим заводам есть поручение президента. Это, опять же, судостроительный завод «Звезда», и понятно, что без этих транспортных коридоров крайне сложно будет реализовать все эти проекты в полном объёме.

Что касается погранпереходов, то губернатор ими занимается лично. В прошлом году благодаря, в том числе, и нашей инициативе изменилась кадровая политика, пошло движение, какое-то бюджетирование. Но то, что наши погранпереходы до сих пор не соответствуют современным условиям — к сожалению, вещь очевидная. Мы пытаемся ускорить решение накопившихся проблем, поскольку от этого напрямую зависят и новые терминальные комплексы, и контейнерные грузы, и дальнейшие планы других инвесторов. Движение в этой ситуации есть.

Сегодня Владивостокским филиалом ФГКУ «Росгранстрой» реализуются инвестиционные проекты строительства новых автомобильных пунктов пропуска (АПП), реализация которых должна быть завершена в 2022-2024 гг. С целью обеспечения транспортной доступности к пунктам пропуска уже заключены госконтракты на проведение инженерных изысканий и разработку проектной документации на АПП «Пограничный», «Полтавка», «Краскино», «Турий Рог» и «Марково».

По результатам реконструкции общая пропускная способность указанных автомобильных пунктов пропуска составит в год 1,976 млн человек и 125 тысяч транспортных средств.

В рамках инвестпрограммы ОАО «РЖД» с 2020 года проводится реконструкция железнодорожного пункта пропуска «Махалино».

Диалог власти и бизнеса

— Давайте затронем тему импортозамещения. Сейчас всем предпринимателям — от малых до великих — нужно корректировать свой бизнес, многие процессы перезапустить. С учётом потенциала Свободного порта Владивосток и ТОРов, что у нас с этим направлением сегодня?

— Я на этот вопрос отвечу так: нас жизнь заставит импортозамещать. Но сегодня еще рано говорить, будто мы уже что-то заместили. Я только что говорила о сельском хозяйстве, о миллиардном вливании в отрасль. Но задача всё-таки в том, чтобы произвести собственную продукцию, меньше покупать её за границей. Наверное, полностью в ближайшее время мы не можем отказаться от импорта.

Тем не менее, цели такие поставлены. Я уже называла, что по мясу, по свинине, по курице, по овощам поставлены задачи — наладить 100-процентную обеспеченность. Наверное, это сделать будет возможно.

Вы знаете, нас на федеральном уровне оценивают, в частности, по показателям инвестиционной привлекательности бизнеса — малого и большого. И мы серьёзно продвинулись по рейтингу АСИ. Это ведь не просто так. Рейтинги рейтингами, но на самом деле у нас выстроена политика «бизнес и власть», идёт эффективный диалог. И здесь важно личное участие губернатора.

Я пришла на это интервью с очередного заседания Инвестиционного совета. Рассматривали четыре приоритетных инвестпроекта. И так у нас каждый месяц! Прежде чем проект попадает на совет, проводится его полная подготовка с привлечением органов местного самоуправления. Сегодня у нас был находкинский и владивостокские проекты. Они отлично проработаны. Видно, что диалог власти и бизнеса состоялся, был эффективен.

Сказать, что у нас всё идеально? Наверное, нет. Да, по каким-то позициям, по той же оценке АСИ, есть субъекты, которые быстрее нас выдают разрешения на строительство, какие-то другие разрешительные документы. Но мы очень серьёзно занимаемся этим вопросом, и, в общем-то, занимаемся не сами по себе, а совместно с бизнесом. Поэтому, уважения со стороны бизнеса по отношению к власти стало ощущаться заметно больше.

В настоящее время ведется точечный мониторинг проектов с целью своевременного выявления вопросов, требующих консолидированного решения и поддержки резидентов. Правительством достаточно оперативно рассматриваются проблемные вопросы и выносятся предложения по их решению.

Новая точка роста — ТОР «Приморье»

— Как будет решаться задача дальнейшей интеграции острова Русский?

— Здесь всё очень масштабно. Во исполнение поручения вице-премьера, полпреда президента РФ в ДФО Юрия Петровича Трутнева уже разработан проект постановления правительства РФ о расширении режима ТОР на остров Русский.

Проектом постановления предлагается включить в границы ТОР «Надеждинская» земельные участки, расположенные на территории островов Владивостокского городского округа (36 кадастровых кварталов в границах острова Русский и по одному кварталу в границах островов Елена, Рейнеке и Попова), с исключением 83 земельных участков, находящихся в пользовании Минобороны РФ, 21 участка, в границах которых реализуются инвестпроекты резидентов Свободного порта Владивосток, и 42 участков, предоставленных ДВФУ и ИНТЦ «Русский».

Таким образом будут расширены границы ТОР «Надеждинская», а она, в свою очередь, будет переименована в «Приморье». По результатам проведенной работы с потенциальными инвесторами уже запланирована реализация порядка 22 проектов в рамках этой ТОР.

Речь идёт о строительстве аквапарка, детского лагеря, Конгрессно-выставочного комплекса, киностудии, единого гостиничного комплекса, парка развлечений, центра по направлениям судостроения и судоремонта, IT-парка, Центра экстремальных видов спорта.Плюс благоустройство пляжа Ахлестышева, создание велосипедных и беговых дорожек и так далее. И это, в основном, средства бизнеса, а не бюджета.

По предварительным данным, общий объём инвестиций в данные проекты превысит 100 млрд рублей.

Мини-задача — привлечь туристический максимум

— В туристической отрасли мощный был взлет когда-то. Сейчас, я так понимаю, остаётся надежда на внутренний туризм, так как китайское направление еще не открылось. Что нового в этом сезоне готов предложить Приморский край?

— Потенциал у нас огромнейший. Ещё в прошлом году мы с вами наблюдали, какой был туристический поток. Не только с субъектов Дальнего Востока. Из Москвы, из других субъектов Российской Федерации. Но, чтобы туризм стал реальным источником дохода, нужна современная инфраструктура, которой пока, к сожалению, нет.

— Кстати, сколько дохода приносит отрасль?

— Точную цифру назвать сложно, потому что туристические доходы рассредоточены по всем отраслям, от торговли и услуг до гостеприимства, но мы оцениваем ее примерно в 2-3 млрд рублей налоговых доходов края. Это, примерно, три процента от всех доходов бюджета края. Это уже немало. Учитывая, сколько ещё у нас «дикого» туризма.

— В этом году мы выиграли гранты Ростуризма. Строятся новые глэмпинги (разновидность кемпинга, объединяющая в себе комфорт гостиничного номера с возможностью отдыха на природе — прим. ред.) Обустраивается прибрежная часть нашего края. Понятно, что это не крупные гостиницы международного класса. Но пока мы поставили перед собой мини-задачу — привлечь сюда максимум людей.

Это и экологический туризм. В Приморском крае есть теплые моря. В прошлом году вода 28 градусов была. Сейчас вместе с федеральным Агентством по туризму пытаемся разработать программу развития отрасли в регионе на 5 и на 10 лет, чтобы понимать, куда можно вложиться, чтобы был экономический эффект.

— И чартеры скоро полетят.

— Поскольку есть спрос, находится и предложение. Мы видим, что турист желает к нам прилететь. Что касается общепита — то федеральные эксперты говорят — с этим у нас всё очень неплохо.

— А чего не хватает для бурного развития?

— Строить инфраструктуру именно мирового уровня. То, к чему привыкли обеспеченные туристы, которые ездят в Турцию, Таиланд и другие страны.

— То есть, условно говоря, нам нужно сделать гипер-«Тёплое море» или гипер-«Маяк».

— Да. Опять же, не обязательно, чтобы море само было теплым. Достаточно сделать у того же моря бассейны, которые можно подогревать, с морской водой. Благодаря этому можно значительно удлинить сезон. И люди будут ездить.

— Условная «Белокуриха» как пример.

— Да, да и да. Опять же, оздоровительный туризм, который сегодня очень востребован, детокс-программы и прочее. У нас для этого большие возможности.

Уже в предстоящем летнем сезоне мы ожидаем повышенный интерес туристов к нашему региону. Причины разные, и это не только ограничение выезда за рубеж или возможная перегруженность традиционных мест летнего отдыха в Краснодарском крае и Крыму. Дело в том, что наряду с комфортом и безопасностью туристы ищут новых впечатлений. А Приморье как раз и есть новое, незаезженное место для основной массы туристов из европейской части страны.

При этом наш край может предложить практически полный спектр направлений туризма — великолепный пляжный отдых, знакомство с историческим наследием региона, одна Владивостокская крепость чего стоит. Экотуризм под самыми разными углами зрения — пешие туры, сплавы по рекам, сбор дикоросов, «дикий» отдых в красивых и отдалённых местах для полного ощущения единения с природой. Морские приключения, как без них! Кстати, в этом сезоне можно стать участником многодневной парусной экспедиции из Владивостока к побережью Хасанского района.

Большой плюс — оригинальная гастрономия сопровождает туристов в Приморье постоянно. Морепродукты, рыба, дары тайги создают особый колорит дальневосточной кухни, который неизменно востребован у туристов.

Отрасль откликается на запросы, а мы стараемся оказать ей всемерную поддержку, привлекая в том числе федеральное софинансирование для бизнеса.

Кадры все решат

— Вы говорите про развитие промышленности, про туризм, в том числе, про новые отрасли, про сельское хозяйство. А есть ли для этого у нас люди?

— Кадров достаточно. Что касается туристической отрасли, в прошлом году мы создали на краевом уровне программу обучения людей, рестораторов. Мы понимаем, что такое обучение необходимо проводить не только в очном, но и в заочном формате, к которому все за последние два года привыкли. В этом плане нам предстоит ещё очень много сделать. И потом, ребята, которые у нас остаются, создают рабочие места.

— А для промышленности? Сварщики, электрики?

— Во всем, что касается среднего профессионального образования, за последний год произошло очень много изменений. Министерство профессионального образования и занятости населения возглавил Сергей Дубовицкий. Человек, у которого горят глаза. Он сразу же привлёк деньги из федерального бюджета. Он с инвесторами договорился, чтобы они начинали вместе с нами готовить под себя специалистов. Результативные проекты он уже осуществил в Уссурийске по подготовке специалистов сельского хозяйства и на заводе «Звезда». Много планов по другим направлениям. Мы ему оказываем всяческую поддержку в этой части. Здесь мы однозначно движемся вперед.

Патриотами не рождаются

— И еще один вопрос касается идеологии. Про воспитание патриотов, которыми не рождаются. Это же целый кластер с точки зрения воспитания подрастающего поколения, студенчества, возрастного поколения.

— Часть мер принимается по линии образования. Вы, наверное, знакомились с тем, что происходит на федеральном уровне. Министерство просвещения сейчас много нового внедряет в образовательные программы по военно-патриотическому воспитанию, начиная с того, что в школах уже поднимают флаг перед началом занятий.

— И уроки, и «зарницы» — это всё уже есть. Но вы абсолютно правы, что следует говорить о молодежной политике вообще. Сегодня мы активно ищем специалистов. Думаю, в ближайшее время будут приняты какие-то кадровые решения. Работы очень много. Мы намерены перестроить работу самого департамента по делам молодёжи. Готовы оказать ему финансовую поддержку, поскольку прекрасно понимаем, что работа не должна ограничиваться какими-то разрозненными локальными мероприятиями. Нужно дойти до каждого муниципалитета, нужно охватить всю молодёжь, нужно найти применение этой молодёжи: это и вопросы трудоустройства, и профессиональной ориентации, и патриотического воспитания.

В том числе речь идёт и о развлекательных мероприятиях. Нужно объединять молодёжь на каких-то площадках. Не строить большие дворцы молодежи, а привлечь подрастающее поколение в библиотеки. И не так, что пришёл, книжку взял, записался и ушёл. Создать условия, когда они могли бы собираться там 2-3 раза в неделю, с 18 до 23 часов, общаться по интересам. И мы уже реализуем эти программы.

Заместитель председателя правительства Приморского края, министр культуры региона Елена Бронникова этими вопросами занимается. Мы вообще хотим, чтобы и библиотеки, и клубы, и все наши дворцы культуры были местом притяжения для разных категорий, начиная от малышей и молодёжи, до представителей возрастного поколения. Пытаемся вдохнуть в них новую жизнь. Я думаю, что всё у нас получится.

(По материалам ИА PrimaMedia)