экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

Построят ли железную дорогу между Якутском и Магаданом, как в этом Колыме может помочь Российская академия наук и с какими новыми вызовами столкнулись золотодобытчики региона, в интервью рассказал губернатор Магаданской области Сергей Носов.

— Сергей Константинович, недавно в Якутии прошел форум «Путь на Магадан», касавшийся транспортного развития между двумя регионами. Строительство железной дороги — это очень масштабный проект. Что он даст Магадану? На каких условиях и в какие сроки предполагается построить дорогу?

— Пока сложно говорить об условиях и сроках. Это не проект двух регионов и Российских железных дорог. Это — геополитический и геостратегический проект российского государства. Здесь принятие решение будет происходить под влиянием многих факторов — экономических, геополитических и даже военно-стратегических.

Об этой дороге говорили еще в период индустриализации советской эпохи. Путь до Аляски или железная дорога через нашу территорию до Камчатки — это крупнейшие геостратегические проекты, сопоставимые по значимости с Крымским мостом. Государство должно определить роль этого объекта в развитии не просто территории, а в обеспечении интересов государства, во всех направлениях. Я это поддерживаю. Иногда мы, к сожалению, не может посчитать достоверно весь экономический эффект. Но опыт показывает, что развитие транспортной инфраструктуры моментально дает эффект. Появляются люди, интерес, территория начинает оживать.

Надо еще понимать, что это — железная дорога к морскому порту. Магадан — круглогодичный морской порт на Дальнем Востоке, но его роль была утрачена за последние 20-30 лет. Геополитическая ситуация меняется, меняются логистические пути. Исходя из этого можно и нужно принимать решения.

— Как обстоят дела с авиацией в регионе? Ведется ли реконструкция малых аэропортов, нет ли проблем с подрядчиками, материалами и финансированием?

— Мы в прошлом году возобновили три маршрута для малой авиации. Это те маршруты, которые были давно, и людям они были необходимы. Реконструкция аэропортов продолжается. Это относится к аэропорту «Сокол» имени Высоцкого в Магадане, к аэропорту Сеймчана и сколько лет уже ждет реконструкции аэропорт в Эвенске. Сегодня этот вопрос курирует специально созданная дирекция в Минтрансе. Надо сказать, очень грамотно специалисты подошли к вопросу реконструкции, была проведена ревизия ранее сделанной проектной документации, устранили в ней ошибки, устранили недочеты и в подходе к реализации. Мы надеемся на успех.

— Расскажите, пожалуйста, о ходе работы над пассажирским терминалом в аэропорту Магадана «Сокол». Завершено ли проектирование? Какой объем инвестиций запланирован в строительство терминала, о каких сроках идет речь? Определен ли подрядчик?

— Вы знаете, я цифру окончательную сейчас не назову. Мы контролируем прохождение экспертизы, ее ход. Знаю, что «Новапорт» уже разработал конкурсную процедуру по выбору подрядчика, так что летом можно будет начать строительство. Сначала пройдет экспертиза, предварительная проработка. Я думаю, что мы узнаем к концу лета.

— Недавно «Авиация Колымы» запланировала восстановление двух Ан-74, которые уже полтора-два десятка лет стоят на приколе в Самаре. Какова будет конфигурация самолетов? Как они будут использоваться? Почему именно эти самолеты, это — вопрос конкуренции за суда в новых условиях или они удачно подходят под задачи региона?

— Востребованность Ан-74 на нашей территории не вызывает сомнения. Это очень удобный самолет для нашей территории, для эксплуатации в сложных природно-климатических условиях. Он может садиться на грунт. Его могут подготовить, в том числе, золотопромышленные компании — они умеют это делать, тем более, материал у них под рукой. Плюс — он может везти высокий тоннаж груза или перевозить пассажиров. Скорость полета — это тоже немаловажно.

Поэтому, когда мы узнали, что в Самаре есть два таких самолета, мы сделали все, чтобы их получить. Спасибо большое руководству Росимущества, что пошли навстречу и передали самолеты нам. Сейчас мы их восстанавливаем, первый должен быть готов в сентябре, а второй — к концу года. Анализ показывает, что их востребованность будет высокой. Самолеты находятся в собственности Магаданской области.

— Магадан славится добычей золота, серебра и других металлов. Как компании справляются с отсутствием возможности закупить привычную для работы технику? Открылись ли какие-то новые рынки, активизировался Китай и Белоруссия? Не сказывается ли эта смена привычного взгляда «на лету» на продуктивности промышленности?

— Тема очень важная для Магаданской области и для всего государства. На ситуацию в отрасли нужно обращать серьезное внимание. Золото было, есть и будет одним из самых надежных платежных средств в мире.

У нас нет проблем сегодня с оборудованием. На территории Магадана присутствуют уникальные предприятия по ремонту, восстановлению японской техники Komatsu. Таких предприятий всего лишь два в России, и одно — у нас. На нашем предприятии работают профессионалы, хорошие специалисты и собственники. У предприятия есть лицензия от Komatsu на ремонт и восстановление изношенных механизмов. Они снова запускают оборудование в работу, выдавая сертификат качества от Komatsu.

В Магаданской области все, что планировали привезти на этот год, привезли. Никаких проблем нет с обеспечением запчастями.

Если говорить про золотодобычу, то ситуация осложняется тем, что Лондонская биржа металлов ввела санкции против нашего золота, аффинажных заводов, российского клейма качества.

Второе — это вопрос сбыта. Правительство сделало серьезные шаги навстречу золотопромышленникам. Первое — это отмена НДС, а второе — реализация мерных слитков в частные руки. Это позволяет активно работать над реализацией металла, который является основным мерилом, основным обеспечением тех ассигнаций, которые печатает то или иное государство. Америку не беру, у них там уникальный случай. Но та же Германия имеет золотой запас больше, чем РФ.

Но нам нужно двигаться дальше. Нельзя же на полумерах останавливаться. С одной стороны, мы продекларировали и дали возможность по реализации золота, можно брать генеральную лицензию экспортера и заниматься этим вопросом. С другой стороны, дали возможность реализовывать золото на внутреннем рынке физическим лицам. Но инструкции по реализации этого золота остались на уровне 1990-х годов. Их надо пересматривать с учетом новых реалий.

Например, золото только через банки. Почему? В 90-е годы государство возвращало себе контроль над оборотом драгметаллов. А теперь драгметаллы можно продавать физическим лицам — для нас это беспрецедентно. Это в арабских странах можно подойти к автомату и купить золотой слиток. У нас правила другие. Их поменяли, и теперь только в Магаданской области в Сбербанке — очередь из физлиц, желающих купить мерные золотые слитки, растянулась до сентября. А этих слитков уже нет. Золото есть, мы продолжаем его добывать. Но вопрос с реализацией остается. Мы готовы, со своей стороны, подготовить все предложения и инициативы и вынести их на обсуждение с федеральными ведомствами.

(По материалам «Интерфакс-Россия»)