экономика Дальнего Востока

Поиск
Журнал "Развитие региона"

На Госсовете по науке представили Национальный рейтинг научно-технического развития регионов за 2021 год. Среди дальневосточных субъектов РФ только два — Приморский край и Республика Саха (Якутия) — вошли в его первую половину. Большинство разместилось ниже шестого десятка.

Рейтинг был сформирован впервые по поручению президента Владимира Путина. Его на заседании представил заместитель председателя правительства России Дмитрий Чернышенко.

«Главная цель Национального рейтинга — стимулировать регионы изменять подходы к формированию научно-технологической среды, используя его интегральные показатели. Например, количество граждан, занятых в научной отрасли, число исследователей в возрасте до 29 лет, внутренние затраты регионов на разработки, а также объем отечественных технологий, которые используются организациями реального сектора экономики.

Уверен, рейтинг станет эффективным инструментом для исследователей, федеральных и региональных органов власти, а также бизнеса с точки зрения объективной оценки развития отрасли на местах и понимания направлений, которые необходимо усилить, что позволит субъектам разработать собственные инновационные технологии и ускорить достижение технологического суверенитета, о котором неоднократно говорил Президент страны. В этом году лидерами Национального рейтинга научно-технологического развития стали Москва, Санкт-Петербург и Томская область», — отметил Дмитрий Чернышенко.

Среди регионов Дальнего Востока наилучший результат в области научно-технического развития показало Приморье. Правда, регион расположился на скромном 34-м месте. Якутия заняло 36-е место. Остальные регионы ушли за экватор: Хабаровский край — 50-е, Республика Бурятия — 59-е, Амурская область — 61-е, Забайкальский край — 63-е, Камчатский край — 72-е, Магаданская область — 73-е, Еврейская автономная область — 81-е. Замыкают список Сахалинская область и Чукотский автономный округ (84-е и 85-е место соответственно).

«Любое развитие региона начинается с создания в нем собственной сети научных организаций. Это произошло с Дальним Востоком в 1950-60-е годы, когда сюда был направлен мощный десант ученых с европейской части России, — прокомментировал позиции дальневосточных регионов доктор биологических наук, заместитель председателя президиума ДВО РАН и директор Ботанического сада-института ДВО РАН Павел Крестов.

— Здесь появились первые исследовательские группы, открылось множество институтов. Перед ними стояли определенные задачи — освоение недр, поиск полезных ископаемых, оценка и эксплуатация ресурсов и так далее. Фактически, научная сеть решила эти задачи. Дальний Восток был одним из самых активно развивающихся регионов, работать здесь было престижно. В 90-е годы все это распалось.

Сейчас существующая сеть институтов постепенно схлопывается. За прошедшие десять лет произошел сильный отток ученых в другие регионы и за рубеж, университеты не дают кадровой подпитки в систему, а реформы, проводимые Минобразования, сложно назвать продуманными».

По словам ученого, деятельность НИИ на Дальнем Востоке оценивается сейчас формальными критериями, которые превращают их по большей части в бюрократические структуры и не учитывают дальневосточной специфики и контекста.

«Здесь, на Дальнем Востоке мы сталкиваемся с огромнейшими вызовами, с которыми европейская часть России никогда не столкнется. На большей части Дальнего Востока идет деградация вечной мерзлоты, очень быстрое изменение ресурсной базы и связанных с этим процессов, — отмечает Павел Крестов. — В то же время, например, готовится решение о присоединении трех наших сельскохозяйственных институтов к институту, который расположен в Санкт-Петербурге. Да, это очень хороший институт. Он замечательно работает с генофондом, там крупнейшее в мире хранилище семян пшеницы. Но наши институты — в Магадане, на Сахалине и Камчатке — развивали сельское хозяйство, производили посадочный материал и вели селекцию в условиях, которые коренным образом отличаются от европейских и в которых в мире, в принципе, сельское хозяйство не ведется. Это первый в мире успешный опыт выращивания сельскохозяйственной продукции в крайне экстремальных климатических условиях.

Вместо того, чтобы сделать здесь равноценный центр по сельскохозяйственным наукам, его потенциал переносят в европейскую часть России. Вряд ли там можно будет распорядиться нашими наработками так же, как на Дальнем Востоке».

Среди ключевых проблем Павел Крестов также обозначил невостребованность технологических разработок дальневосточных ученых. В этом контексте ценен опыт «азиатских тигров».

«Если взять опыт Кореи или Вьетнама, то они построили высокотехнологическое общество не на университетском и не на научном базисе, а на укреплении среднего образования. Подняли его уровень настолько, что высокотехнологичные вещи могут производить уже школьные выпускники на предприятиях, работа на которых требует достаточно высокой квалификации. В то же время большая часть исследований проводятся внутри крупных компаний, которые совершенствуют уже существующие технологии и сразу применяют их в производстве. У нас также перспективно поднимать именно уровень среднего образования. И не делать ошибки, оценивая уровень образования по лидерам, когда о престижности тех же школ судят по двум-трем победителям олимпиад, которым уделяется все внимание, которых подтягивают и которые, как правило, сразу же и уезжают. Должен быть применен армейский принцип — «по последнему мерять надо».

(По материалам ИА PrimaMedia)